Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Categories:

18 июня 1918 г. началось восстание Терских Казаков против советской власти




Терское восстание (Терская контрреволюция, Бичераховское восстание) — это одно из крупнейших казачьих восстаний периода Гражданской войны, охватившее всю территорию Терской области в июне-ноябре 1918 года.

К началу 1918 года в Терской области сложилась непростая ситуация. После убийства в декабре 1917 года на железнодорожной станции Прохладной революционными солдатами главы Терско-Дагестанского правительства - атамана Терского казачьего войска Михаила Александровича Караулова, пресеклась законно избранная власть в бывшей Терской области.

В ответ на убийство атамана верные Терско-Дагестанскому правительству воинские подразделения учинили разгром Грозненского и Владикавказского Советов рабочих и солдатских депутатов. Во Владикавказе Терско-Дагестанское правительство в срочном порядке сформировало две сотни – 1-ю под командованием капитана 21-й артиллерийской бригады Глухарева для охраны правительства и 2-ю генерала Рудсона – для охраны города.

До 11 марта 1918 года казаки из сотен Терско-Дагестанского правительства удерживали Владикавказ и его окрестности от частей Красной Армии и от вооруженных горцев, грабивших отдельные районы города. Но на рассвете 11 марта в городе произошло вооруженное восстание местных просоветских сил. Красногвардейские отряды атаковали основные правительственные силы в лице 2‑й сотни генерала Рудсона, находившейся на железнодорожном вокзале. После ожесточенного боя между противниками начались переговоры. В результате была достигнута договоренность о прекращении огня и свободном пропуске бойцов 2‑й сотни с холодным оружием из города. Но после их погрузки в вагоны они были отвезены от вокзала на небольшое расстояние и расстреляны. Спастись удалось только семерым. После падения Владикавказа какое-либо серьезное сопротивление в крае антисоветских сил практически прекратилось. Небольшие локальные его очаги сохранялись только в Кизлярском отделе, где действовал офицерский казачий отряд полковника Бочарова, и в долине реки Сунжи, где Советскую власть не признали казаки Михайловской и Самашкинской станиц. Но на общий ход развития политических событий в области они никакого реального влияния оказать не могли.

17 марта 1918 года на территории Терской области была установлена Терская Советская Республика.

22 - 29 мая 1918 года на 3-м съезде народов Терека, проходившем в городе Грозном, большевики постановили отобрать у терских казаков 4 казачьих станицы Сунженского отдела и передать их верным Советской власти горцам (Забегая вперед напомним, что в 1944 году этих же горцев выселят). На Тереке стал «апробироваться опыт» работы большевиков с казачеством Дона и Кубани. В казачьи станицы посылались отряды, которые грабили и расправлялись с недовольными новой властью. Станичные земли и имущество, отобранные у терских казаков в нарушении декрета «О земле», раздавались чеченцам и ингушам за «поддержку и верное служение советам».

Большевицкие решения шли в лоне политики «разделяй и властвуй», они закономерно привели к вооруженным столкновениям, которые затем переросли в восстание.

В то время, когда на Сунже приступили к выполнению «решений» съезда, в Пятигорском отделе за три дня с помощью полуанархических банд, новая «народная власть» силой разоружила половину станиц. Начались массовые убийства и грабежи. Повсеместно проходили расстрелы офицеров и атаманов. Доведённые до отчаяния и, не видя другого выхода, казаки взялись за оружие. Почти в один день восстали такие станицы как Георгиевская, Незлобная, Подгорная, Марьинская и Бургустанская.

18 июня в Моздокском районе поднялись казаки станицы Луковской, которые после кровопролитного боя овладели городом Моздоком. В станицах началось формирование боевых сотен. Наслуху были фамилии офицеров, ставших во главе восстания. Это генерал-майор Мистулов, полковники: Барагунов, Вдовенко, Соколов, Рымарь, Белогорцев, Данильченко, Беликов, братья Агоевы, Хабаев, есаул Гажеев. В станице Пришибской к восставшим примкнула группа казаков во главе с выпускником Омской школы прапорщиков, сотником Божок Михаилом Исидоровичем, с июля 1918 года воевавшем со своей сотней на Прохладненском фронте. На Котляревском фронте под командованием полковника Хабаева воевали летучие партизанские отряды уроженцев станицы Пришибской хорунжего Петра Плюща и урядника Андрея Самойленко, пополневшие свои ряды добровольцами из окрестных станиц.

Одновременно с этими событиями, полковник Кубанского казачьего войска А.Г. Шкуро с верной ему сотней казаков взял Ессентуки и Кисловодск, но из-за нехватки сил вскоре был вынужден их оставить.

Все эти события по времени совпали с началом 2-го похода Добровольческой армии А.И. Деникина на Кубань.

23 июня (3 июля н.с.) 1918 года в городе Моздоке собрался казачье-крестьянский съезд Советов, который принял постановление о полном разрыве с большевиками. Основной лозунг съезда был – «За Советскую власть без большевиков». На съезде было организовано Временное народное правительство Терского края, которое возглавил левый эсер Георгий Бичерахов. Его помощником был избран 26-ти летний полковник Н. Бухановский, - пользовавшийся огромным авторитетом у казаков. Казаки потребовали разоружения местного отряда Красной Армии. В тот же день съездом были назначены командующие фронтами: Моздокским – полковник Г.А. Вдовенко (в будущем атаман Терского казачьего войска), Кизлярским – полковник Сехин, Сунженским – полковник Рощупкин, Владикавказским – полковник С. Соколов, Котляревским – полковник Хабаев и Пятигорским – полковник А. Агоев.

Командирами отдельных полков полковники – Т. Рымарь, Д. Кибиров, В. Агоев, Беликов, Данильченко и сотник М. Божок. Командующим всех фронтов Терского войска был назначен участник боевых действий на полях Манчжурии, Персии и Галиции генерал-майор Эльмурза Мистулов. Его заместителем полковник Степан Соколов – выпускник Михайловского кавалерийского училища и Николаевской Военной академии генерального штаба. Начальником штаба терского казачьего войска стал полковник генерального штаба В. Белогородцев. По приказу Бичерахова казачий отряд полковника Агоева занял станицы Прохладную и Солдатскую.

К началу июля 1918 года восстание распространилось почти по всем казачьим станицам Терека. Красные части, возглавляемые бывшим штабс-капитаном Егоровым, отошли к Минводам и образовали фронт на реке Золке. Восставших активно поддерживали многие осетинские аулы и селения, уже успевшие узнать все «прелести» большевистской политики. Открытое дружелюбие и поддержку проявили также кабардинцы из отрядов ротмистра Заурбека Даутокова-Серебрякова, чей штаб располагался в станице Солдатской. Его отряд надёжно прикрывал левый фланг восставших.
К августу 1918 года на Тереке уже сформировалось восемь фронтов: Прохладненский, Курский, Кизлярский, Грозненский, Владикавказский, Сунженский, Котляревский и Бургустанский.

В этой обстановке 23 июля 1918 года во Владикавказе открылся 4-й чрезвычайный съезд народов Терека. Революционное крыло 4-го съезда «обратилось к рядовому казачеству с призывом не поддаваться провокации, отстаивать политику мира и дружбы». По предложению чрезвычайного комиссара юга России Г.К. Орджоникидзе в район боевых действий (Прохладная-Котляревская) выезжала специальная делегация для переговоров о мирном решении всех вопросов. В Моздок была также послана делегация с предложением мира. В ответ на предложение съезда об установлении мира штаб Бичерахова предъявил ультиматум: немедленно снять с Прохладненского фронта все красноармейские части, отвести с фронта бронепоезд, сдать все замки от пушек, удалить с занимаемых постов – военного комиссара Терской области Бутырина, комиссара земледелия Пашковского, комиссара внутренних дел Фигатнера и т.д. Получив ультиматум от Бичерахова, съезд большинством голосов решительно отверг требования казачье-крестьянского правительства.

24 июля (6 августа н.ст) 1918 года бичераховцы атаковали Владикавказ, однако позже были выбиты интернациональными частями Красной Армии (Пау Тисан, А.И. Автономов, А.А. Гегечкори, Е.С. Казанский, М.К. Левандовский). Бои продолжались 11 дней и только подлая стратегия чрезвычайного комиссара юга России Г.К. Орджоникидзе, призвавшего в селении Базоркино ингушей с оружием в руках поддержать Советскую власть и одобрившая погром и мародерство станиц Тарской и Сунженской, позволила красным частям удержать город. - Казаки, оставив город, бросились выручать свои семьи.

В августе начались ожесточенные бои за Грозный, где три станицы: Грозненская, Ермоловская и Романовская, почти три месяца отбивались от интернациональных батальонов и полков красной армии. Образцом стойкости на Тереке стала многострадальная станица Бургустанская, которая выдержала почти за семь месяцев осады 65 кровопролитных боёв, - сожжённая и разграбленная, она получила название «казачьего Вердена».

Чрезвычайный комиссар юга России Г.К. Орджоникидзе в августе 1918 года, направляет в Сунженские станицы группу большевиков с задачей поднять казачество в защиту Советской власти. Благодаря их усилиям к ноябрю 1918 года против восставших уже действовало около 7 тысяч штыков и сабель при 20 орудиях и 30-ти пулеметах. Эти отряды получили общее название – «Советских войск Сунженской линии» и сыграли большую роль в подавлении восстания в сунженском отделе, а также в снятии осады с Грозного.

К началу сентября восставшие оказались в сложном положении: не было ни денег, ни оружия, ни техники. Единственным источником получения оружия и боеприпасов был город Баку. Здесь в это время находился брат Георгия Бичерахова – казачий генерал Лазарь Бичерахов, переправлявший через Старо-Терскую пристань буксиры с винтовками и патронами. Как могли, помогали терцам «волчьи сотни» полковника А.Г. Шкуро, открывшие против Советов фронт в районе Кисловодска.

На территории Кабардино-Балкарии для борьбы с повстанцами было сформировано несколько кавалерийских отрядов. Так, Мало-Кабардинский кавалерийский полк, организованный Б. Калмыковым, Х. Бесланеевым, Х. Карашаевым, действуя в районе Котляревская – Муртазово – Змейская, сковывал силы командующего Котляревским фронтом полковника Хабаева. Станция Котляревская несколько раз переходила из рук в руки. Другой кавалерийский полк, под командованием Назира Катханова действовал в составе шариатской колоны (17 тыс. бойцов) против отрядов полковника А. Агоева в районе Пятигорска.

Воспользовавшись тем, что красные части отвлечены в боях с повстанцами, ротмистр Заурбек Даутоков-Серебряков со своим отрядом занял Баксанский округ и направился к Нальчику. 7 октября 1918 года Серебряков занял Нальчик и учинил расправу над партийными и советскими работниками. Своим рейдом он на время отвлек силы красных частей действовавших на левом фланге восставших.

Самые трагические дни начались для восставших в ноябре, когда красные ввели в бой 1-ю Ударную Советскую Шариатскую Колонну. По своему составу колонна была интернациональной. В её состав входили Выселковский, Дербенский и Таганрогский стрелковые полки, Кубанский кавалерийский полк, отряды, состоявшие из кабардинцев, балкарцев, осетин, черкесов. Интернациональным был и командный состав шариатской колонны. Командиром её был назначен украинец (из казаков) Г.И. Мироненко, комиссаром – русский Н.С. Никифоров. Туземными, то есть горскими, частями, входившими в состав Советской Шариатской Колонны, командовал кабардинец Н.А. Катханов. Шариатская колонна первой порвала фронт восставших 2 ноября 1918 года. Имея двукратное численное превосходство, красные части вытеснили казаков полковника В. Агоева из Зольской, а Дербентский полк красных заставил Даутокова-Серебрякова отступить. 9 ноября 1918 года восставшие оставили станицу Прохладненскую. Последний казачий резерв – два конных полка, ценой собственных жизней обеспечили отход отрядам повстанцев к станице Черноярской. Командующий войсками восставших терцев генерал-майор Эльмурза Мистулов, отдав свой последний приказ об отступлении, не выдержав позора поражения, застрелился. В оставленной им на имя полковника Кибирова записке говорилось: - «Дзам-булат и все мужественные духом терцы! Надо бороться с нашими врагами. Бог даст, будет помощь со стороны Деникина. Моё тело отвезите на кладбище и без всяких излишеств в возможно кратчайший срок предайте земле. Эльмурза».
Овладев станицей Прохладной и железнодорожным узлом, части шариатской колонны повели наступление сразу в трех направлениях – на Моздок, Котляревскую и Нальчик. А в то же время со стороны Владикавказа им навстречу двигались красные отряды и бронечасти во главе с Орджоникидзе, Бутыриным, Калмыковым, Автономовым, Фигатнером и другими, поддерживаемые отрядами наступавшими со стороны Малой Кабарды.

16 ноября 1918 года части 11-й Красной Армии овладели административным центром Кабарды Нальчикской слободой, а к концу ноября и всем Нальчикским округом. Серебряковцы, преследуемые красными частями, уходили за пределы Кабарды.
После того, как повстанцы оставили станицу Прохладную, красные части в течение трех недель «очищали» пространство от станицы Солдатской до города Моздока. Только за Моздоком генералу Колесникову удалось собрать разрозненные отряды восставших и вывести их с боями в Дагестан. Другой отряд, руководимый полковниками В. Агоевым и Д. Кибировым смог вырваться из окружения и вместе с отрядом З. Даутокова-Серебрякова уйти на Кубань – к этому времени уже занятую Добровольческой армией А.И. Деникина.

18 ноября 1918 года на берегу Терека у разрушенного моста около железнодорожной станции Котляревская встретились передовые части 11 и 12 армий. Об этой «волнующей радости» Г.К. Орджоникидзе сообщил В.И. Ленину телеграммой: - «Вчера 11 и 12 Армии соединились в районе Котляревской. Сдача оружия станицами продолжается. Взято 12 орудий, масса винтовок, снарядов. Вся Большая Кабарда освобождена от контрреволюционных банд…».

В районе железнодорожной станции Котляревской и окрестных населенных пунктов еще в июле 1918 года был создан Котляревский боевой участок под командованием П.В. Егорова, который в ноябре под прицелом орудий бронепоездов произвел разоружение станиц Пришибской, Котляревской и Александровской. Остатки разгромленного отряда полковника Хабаева вырвались из окружения, и ушли под Моздок на соединение с генералом Колесниковым. Те, кто не успел отступить, влились в партизанские отряды, формировавшиеся в лесах поймы рек Терек, Черек и Малка. Белые партизанские отряды не прекращали борьбу вплоть до января 1919 года, когда Кабарда оказалась под властью Добровольческой армии генерала А.И. Деникина.

Через несколько месяцев казаки вернулись в свои станицы вместе с частями Добровольческой армии. 23 июня был объявлен народным праздником.

Причины поражения казаков на первом этапе.

Казачье население не проживало компактно в определенной местности, несогласованность и разобщенность осложняли самоорганизацию Казачьего народа.

Арсеналы и воинские части к началу войны были в руках большевиков, которые захватили их под личиной демократов, равноправия и борьбы за мир.

Общая мобилизация казаков была объявлена с запозданием.

Большевики обеспечивали перевес своих сил, завозя их эшелонами, в т.ч. и интернационалистов, из-за пределов Войска.

Частые перестановки в командовании, смена командиров, выбывающих из строя в ходе боев. – Командиров надо беречь, под пули не пускать.

Восстание не располагало существенной помощью извне, переживало внутренние противоречия.

В условиях войны на Тереке следовало установить единоличную атаманскую власть. Поскольку начинания терского командования, призванные укрепить фронт и повысить боеспособность армии, разбивались о противодействие Моздокского правительства. Результатом противостояния двух центров стала организационная незавершенность структуры терской армии: на фронте бились отдельные отряды ополченского характера, восставшие служили посменно, зачастую обнажая фронт, испытывая недостаток в боеприпасах. Под влиянием этих условий и при постоянном воздействии большевистской пропаганды дух терцев падал.

Сношениями с осетинами и самооборонщиками заведовал полковник Беликов, казачьи же части в Архоне и Ардоне и вообще на владикавказской линии готовил к набегу полковник Данильченко и начальник его штаба генштаба полковник Соколов. К сожалению связи в работах полковника Беликова и полковника Данильченко никакой не было.

Контрреволюционные силы не координировали между собой свои действия, действовали разрозненно: малочисленные отряды под командованием В.К. Агоева, Я. Хабаева (осетины) («.полковник Агоев (пятигорский фронт) был тяжело ранен); часть казаков из-под ст. Прохладной отступила к станице Котляревской и соединилась с войсками полковника Хабаева под начальством полковника Белогорцева (начальника штаба командующего войсками.») [12, д. 30, л. 24]; кабардинцы ГА. Кибирова, З. Даутокова-Серебрякова.

Таким образом, в большой мере восставшим не позволили одержать победу внутренние неурегулированные проблемы.

Но основная причина поражения восставших заключалась в самом его руководстве: речь идет о Г.Ф. Бичерахове и казачье-крестьянском совете (одновременно было создано Временное народное правительство Терского края). Перед нами очередной пример «керенщины». На Северном Кавказе, как и на территории остальной революционной России, эта тенденция была широко распространена и именно терское восстание оказалось наиболее ярким ее примером. Во главе восстания стояла достаточно колоритная личность: еще в период Временного правительства Г.Ф. Бичерахов был назначен комиссаром в свой родной Моздокский отдел. По политическим взглядам он принадлежал к эсерам. Вместе с тем Г.Ф. Бичерахов обладал значительным авторитетом среди казачества и, несмотря на то, что по происхождению он был осетином, возглавил антисоветское восстание. Но очевидно и то, что он не отрекся от революционных идеалов до конца, в частности, это проявилось в недовольстве рядового офицерства его попытками договориться с большевиками, желании перевести борьбу красных и белых в русло борьбы с горцами (прежде всего, в борьбу с чеченцами и ингушами).В 1918 г., когда, казалось бы, все иллюзии по поводу политики А.Ф. Керенского должны были исчезнуть, Георгий Федорович проводил, по мнению офицерства, ту же гибельную политику, но уже теперь в масштабе одной области. Как вспоминал корнет Кабардинского конного полка А. Арсеньев, наиболее ярким проявлением такой политики была дискредитация строевого офицерства, что выражалось в запрещении ношения погон: «Эсеровское правительство Бичерахова боялось влияния офицеров, дискредитировало их и не позволяло ношение погон», что воспринималось как прямое оскорбление. Естественным в этой связи кажется образование другого центра притяжения, вокруг которого концентрировались все идеологические противники «бичераховщины». Условно назовем его проденикинским. Во главе его стал полковник Н.К. Федюшкин, обосновавшийся в Прохладной, в то время как Бичераховцы собирались в Моздоке. Эти противоречия во многом определили отношение двух различных политических центров восстания к Добровольческой армии. Очень характерным в этом контексте звучало высказывание Г.Ф. Бичерахова, получившего сведения о движении Добровольческой армии к границам области: он заметил возможность войны и с ней. Успешно развиваясь на первоначальном этапе, восстание постепенно зашло в тупик в силу внутренних противоречий. Эсеро-меньшевистская тенденция, которую олицетворял Г. Бичерахов, столкнулась с проденикинской, достигнуть компромисса не удалось.

Найдено здесь: https://vk.com/anti_soviet_coalition2_0?w=wall-131617902_248994


Кнопка
или



Tags: геноцид, гражданская война, история, коммунизм, копипаста, сопротивление
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments