Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Categories:

Жизнь «верхов» в СССР по воспоминаниям современников



Сергей Л. Зверев (уровень главы союзного министерства, Москва, 1970е гг.):

Дед вашего покорного слуги занимал в 1970-х довольно высокое положение — скажем так, глава союзного министерства. Что это означало в плане привилегий? По пунктам:

1. Личный автомобиль марки "Чайка" ГАЗ-13 с шофёром. Вернее, шоферов было двое, которые работали через день — без выходных и ненормированно, хоть круглые сутки (при необходимости). Официально машину разрешалось использовать только для служебных надобностей того, за кем она была закреплена, но кто это проверял?

2. Автомобиль "Волга" ГАЗ-24, так называемый "разгонный", т.е. для нужд семьи. На самом деле семья пользовалась обоими автомобилями — если, конечно, "Чайка" не была нужна деду. Оба автомобиля, естественно, предоставлялись бесплатно.

3. Государственная комфортабельная дача деду была предоставлена в 1964 году в посёлке "Успенское", а четыре года спустя (мне тогда было два года) мы переехали на Николину Гору (по соседству с вотчиной Михалковых). Участок 3 гектара, трёхэтажная дача со всеми удобствами — телефон, водопровод, канализация. Причём все коммунальные услуги оплачивало государство, т.е. граждане. Когда дед умер, бабушке предоставили половину дачи в посёлке Жуковка.

3. Возможность приобретать хорошие книги, в том числе собрания сочинений, которые нельзя было найти в обычных магазинах. Ежемесячно выходил так называемый "Информационный список". Там надо было отметить галочкой издания, которые хотелось приобрести, вернуть список в контору, а потом просто поехать и выкупить книги по государственной цене.

4. Возможность свободно получать путёвки в самые комфортабельные дома отдыха и санатории Крыма, Прибалтики и других курортных зон.

5. Еженедельный продуктовый заказ, который включал в себя продукты, либо давно исчезнувшие из обычных магазинов, либо "выбрасываемые" в конце квартала "для выполнения плана": сырокопчёная колбаса, сыр "Виола", говяжья вырезка, говяжий язык, импортные сигареты и т.п.

6. Если надоела дача, можно было поехать на выходные в комфортабельный подмосковный дом отдыха, такой как "Лесные дали". Оплата, насколько я помню, была смешной — что-то около 2 руб. за человека в сутки — при зарплате 600 руб. Сюда включалось и проживание, и питание.

7. Возможность приобретать дефицитные (или вообще не доступные простым советским гражданам) товары — например, в 200-й секции ГУМа. Мой дед приобрёл там в 1971 году магнитофон Grundig. О предметах одежды я вообще молчу.

Казалось бы, и что тут может не нравиться? А вот то и не нравилось. Почему я капризничал и не жрал школьные сосиски, которые для моего одноклассника были настоящим лакомством? Почему я имел возможность смотреть фильмы, не доступные для других советских граждан, благодаря своей дружбе с внуком члена Политбюро — в оборудованном на их даче кинозале показывали и картины про Джеймса Бонда, и "Звёздные войны", и прочее? Почему?..

Очень много было этих "почему". Я ими задавался ещё в подростковом возрасте. Слышал одно, а видел другое. Везде — и по телевизору, и на пионерских и комсомольских собраниях, которые меня абсолютно не интересовали. Вообще членство в пионерской и в комсомольской организациях было клоунадой, инсценировкой, к сожалению, необходимой для поступления в ВУЗ. Но это уже другая история.

Людмила Новикова:

В то время как у нас: 1) никаких автомобилей, 3)книги - очереди или по макулатуре (и не то, что хочешь, а что ухватишь), 5)заказы - изредка, 4),6)путевки нам не доставались, т.к. профсоюзные тети в первую очередь брали себе и знакомым, 7) за дефицитом "охотились". И, конечно, качество другое.

Сергей Л. Зверев:

Забыл ещё упомянуть про так называемый кремлёвский телефон, или "вертушку". И в рабочем кабинете деда, и на квартире, и на даче стояли телефонные аппараты цвета слоновой кости с советским гербом на диске. Были и телефонные книги с четырёхзначными номерами. Мне разрешалось только отвечать на звонки, если взрослые не успевали подойти - самому поднимать трубку, а уж тем более набирать номер, категорически запрещалось - ведь с телефона можно было запросто позвонить хоть самому Брежневу!

Boris Firman:

Ещё 4 -е управление Минздрава со своими поликлиниками и больницами. А вот зарплата достаточно скромная, как у доктора наук читающегося лекции. А ведь накопить и передать по наследству можно только деньги, инвестиции, чего у них не могло быть

Сергей Л. Зверев:

Точно, совершенно забыл! Первая поликлиника на Сивцевом Вражке с коврами, хрустальными люстрами и кожаными креслами - там было ещё и детское отделение до того, как появилась специальная детская поликлиника в Старопанском переулке. А ещё объединённая больница с поликлиникой на Мичуринском проспекте - дед там и умер... Импортное медицинское оборудование, которым наши врачи зачастую даже не умели пользоваться (помню офигительный агрегат в кабинете отоларинголога, который вроде бы умел даже, пардон, откачивать сопли при гайморите - так врачиха знала только, как в нём включается осветительный рефлектор). Ну, и санатории, конечно. Самые крутые - "Барвиха" и "Сосны."

Людмила Гоук (Инструктор райкома партии в небольшом районном центре, 1985):

Вспоминая своё партийное прошлое. Это был всего лишь Райком партии в небольшом районном центре, здание было одно из красивейших в городе. Туда-то я и пришла работать в 1985 году, на должность инструктора Райкома партии. Годы эти были полным и безоговорочным застоем, дефицит продуктов и товаров. Жизнь была однообразна и скучна. Но у меня все было по-другому. Во-первых, это зарплата, она у меня и так выросла в три раза, так ещё наш первый был жуткий транжира и выписывал себе премии часто, ну и, конечно, нам. Денег у меня было так много, что я на выходные летала на море. Но в то же время, имея деньги, не было возможности улучшить жилищные условия. Также нас баловали вкусненьким, раз в неделю приезжала машина с продуктовыми пайками. Они были расфасованы в бумажные пакеты. Что там будет, всегда был сюрприз. Если была необходимость, всегда можно было посетить склады местных торговых сетей. Конечно, я была мелкой сошкой, но часто сопровождала столичных гостей, которые по приезду в наш город, обязательно ездили приодеться на склад. Там можно было купить к примеру финскую обувь.

Виктор Иокиранта:

Жить лучше других, лучше соседей означало лишь, что человек занимает более высокую ступень в рабской иерархии. К тому же областные номенклатурщики жить могли лучше районных. Но создаваемые им условия были своего рода кабалой, лишавшей их свободы и заставлявшей быть верными компартии. Исключённый из номенклатуры человек вместе с семьёй лишался благ - дачи, служебной машины, услуг здравоохранения, брони на билеты, системы спецраспределителей продуктов и товаров.

Людмила Новикова (Москва, 1980 г.):

Напомнило насчет детей "элиты": однажды одна однокурсница пригласила меня к себе домой по делу. И среди прочего у нее были записи Высоцкого великолепного качества, причем песен самых "рисковых" (а тогда пластинок его почти не было, а записи ходили обычно плохого качества, с последних рядов концертов). На мои удивленные вопросы она призналась, что ее отец работает в КГБ. А до этого всегда говорила, что он военный (кстати, многие скрывали кгб-ные должности родителей). Т.ч. сами они пользовались всем запретным

Вообще интересно, как мы, простые люди, сталкивались с жизнью "элиты" и сталкивались ли вообще? Я не могу вспомнить своих личных столкновений с их жизнью. Жили в параллельных мирах. Только одно вспоминается. Как я попала в театр на Таганке на спектакль "А зори здесь тихие". Достать билеты туда было очень сложно, мне достался один случайно по блату. Сидела на галерке. А в это время проходил какой-то партийный съезд. И почти весь партер был забит депутатами, им давали билеты туда и на лучшие места. И вот в антракте эти депутаты вывалили в фойе, все упитанные с тупыми лицами (так мне тогда казалось), ходили с важным видом и смотрели фотографии артистов. И в конце спектакля галерка взорвалась аплодисментами, а партер слабо хлопал ладошкой о ладошку. Это был единственный раз, когда я смогла попасть в театр на Таганке, хотя жила в Москве. А еще одна знакомая девчонка рассказывала: она хотела писать в институте рецензию на таганковскую "Мастера и Маргариту", попасть на которую было нереально. Они с подругой поймали у театра какого-то артиста (не помню кого) и умоляли провести на спектакль. Это тоже было во время съезда. Он, объясняя как это сложно, сказал: "Девушки, вы думаете, мне приятно играть перед таким залом?" Уж не помню, чем у них дело кончилось.

Виктор Иокиранта:

Масса нигде не пересекалась с советско-партийной номенклатурой. Я видел руководящих партийцев раза 2 в год, например. На демонстрациях трудящихся 1 Мая и 7 Ноября. Однажды в апреле 1970 года довелось работать с каким-то секретарём горкома КПСС на субботнике, мы сажали деревья у нашего дома. Он был опальный работник, переведённый с понижением из Горького на Урал в маленький городок.

Inna Vokler:

Водитель в области годится? Мы жили рядом со складом для работников уровня клерка, секретарши. Там были грузчики, и даже они имели кучу возможностей. Покупали у них продукты для номенклатуры. Помните спец.цех на Микояновском комбинате? Разница между их продуктами и "колбасой для населения" была огромной. Еще была 1 секция в ГУМе и доступ к ней имели свои и "нужные" люди.

Darkhan Babayev:

Я был внуком боооооольшого начальника. А там было спецснабжение и спецмагазины. Все - от шмотья до продуктов. Хорошо это помню. Носителем привилегий был все-таки дед, а не мои родители. Но перепадало нам не мало. В основном, это касалось доступа к вещевому "дефициту" и каким-то деликатесам, которых в открытой продаже было значительно меньше (по дедовскому допуску можно было отовариваться в спецмагазинах, не переплачивая фарцовщикам). Да, одевался я явно лучше большинства сверстников, хотя и не так модно, как дети родителей из торговли. Отдельным кайфом была возможность выписывать по его абонементам книги. У него была изумительная библиотека, а за счет привилегий и мы смогли собрать очень неплохую подборку. Ну и журналы было выписывать значительно легче (за их управлением всегда была бронь). Еще был доступ в их поликлинику и больницу, все было явно пристойнее и чище, чем другие городские мед. учреждения. Да! Гостить летом на его большой элитной даче было классно. Там был огромный сад, бассейн, отдельный кинотеатр с расширенным репертуаром. Все внуки туда съезжались. Было весело. Теперь о том, чего не было... Не было персональной машины или школы для блатных. Наша квартира (мы жили отдельно) была абсолютно стандартной советской (разве что мебель получше). Дед был человеком старой закалки и какой-то специальной большой протекции не делал. Все, что было "спец.", проходило фоном. Какой-то там элитой мы себя не чувствовали. Я так понимаю, это была заслуга все того же деда. Он резко отрицательно относился к любым понтам, а выражение "золотая молодежь" в его речи было резко негативным и ругательным. К слову, гораздо лучше мы стали жить, когда с началом кооперации отец ушел в бизнес, но и тут поддержки не было (очень коммунистический дед сильно не одобрял моего отца).

Avi Rahim:

У моего друга детства родной дядя был первым секретарем горкома комсомола, позднее занимал пост в республиканском.

Владимир Король: (Пермь, 1982):

Как-то году в 1982 я искал в Перми гостиницу, мест нет. Узнали знакомые, и помогли поселиться в гостиницу Обкома КПСС. На завтрак пошёл в буфет, взял по привычке 100 граммов сметаны. И тут я узнал, какая она, сметана, бывает. А мне было лет 25 уже. Вся сметана, что я встречал до этого, была совсем другого вкуса. Лет до 20 сосиски я пробовал только в гостях, они у нас были дефицитом.


Кнопка
или



Tags: СССР, история, коммунисты, общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →