Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Categories:

В ночь с 16 на 17 июля 1918 г. в городе Екатеринбурге был убит Николай II вместе с его семьёй

Царская семья


История донесла до нас воспоминания и письменные свидетельства обо всех обстоятельствах самого убийства царской семьи, после которого председатель Уралсовета Белобородов (Янкель Вайсбарт) тут же телеграфировал секретарю большевицкого Совнаркома Горбунову: «Передайте Свердлову, что все семейство постигла та же участь, что и главу, официально семья погибнет при эвакуации».

Кроме Белобородова, в убийстве участвовали: Яков Юровский – член Уралсовета, главный палач царской семьи, и Пётр Войков – комиссар продовольствия Уралсовета. В 1917 году Войков вернулся вместе с Лениным из эмиграции через Германию в экстерриториальном вагоне, в сопровождении немецких офицеров. Он особенно любил в дальнейшем хвастаться перстнем, снятым с отрубленного пальца убитой императрицы. Впоследствии Войков являлся послом в Варшаве, где вел разгульную жизнь, провалил и сдал польским спецслужбам большевицкого агента Скаковскую, за что и был вызван в Москву для предполагавшегося ареста и суда. Однако в вагоне поезда «Варшава–Москва» его, по приговору группы эмигрантов, застрелил Борис Коверда (1907–1987), отмстивший ему за убийство царской семьи.

В результате Войков мгновенно превратился из потенциального государственного преступника в убиенного героя-большевика, «жертву мирового империализма»…
Как ни отвратительно, но имя этого цареубийцы и сегодня по воле властей продолжает носить одна из станций московского метрополитена (несмотря даже на то, что царская семья не так давно была судебно-следственными органами полностью «реабилитирована», а репрессировавшие ее должны, соответственно, считаться нарушителями подлинного правопорядка, то есть попросту преступниками-головорезами).

Обратимся же теперь к краткому рассказу об этой страшной ночи, составленному на основании показаний участников и очевидцев убийства.

«Ночью находившийся в Ипатьевском доме (или прибывший туда) отряд латышей, заменивший прежнюю стражу, набранную из жителей Сысертского завода, получил предписание Юровского расстрелять всех заключенных.

Отрекшийся император, его жена, сын, дочери и фрейлина были вызваны из спален под предлогом немедленной эвакуации из Екатеринбурга. Когда все они вышли к латышам, им объявили, что все немедленно будут расстреляны…

В комнате, длиной в 8 и шириной в 6 аршин, жертвам некуда было податься: убийцы стояли в двух шагах. Подойдя к государю, Юровский холодно произнес: “Ваши родные хотели вас спасти, но это им не удалось. Мы вас сейчас убьем”.

Государь не успел ответить. Изумленный, он прошептал: “Что? что?”.
Двенадцать револьверов выстрелили почти одновременно. Залпы следовали один за другим.

Все жертвы упали. Смерть государя, государыни, трех детей и лакея Труппа была мгновенна. Цесаревич Алексей был при последнем издыхании; младшая великая княжна была жива: Юровский несколькими выстрелами своего револьвера добил цесаревича; палачи штыками прикончили Анастасию Николаевну, которая кричала и отбивалась…

Когда все стихло, Юровский, Войков и двое латышей осмотрели расстрелянных, выпустив в некоторых из них еще по несколько пуль или протыкая штыками.

Войков рассказывал, что это была ужасная картина. Трупы лежали на полу в кошмарных позах, с обезображенными от ужаса и крови лицами. Пол сделался совершенно скользкий… Спокоен был один Юровский. Он хладнокровно осматривал трупы, снимая с них все драгоценности…

Установив смерть всех, приступили к уборке… Помещение, в котором происходило избиение, спешно привели в порядок, стараясь, главным образом, скрыть следы крови, которую, по буквальному выражению рассказчика, “мели метлами”…»

Не менее страшен и рассказ о последующих действиях коммунистических убийц. По воспоминаниям Войкова, «после уборки помещения, к утру, Юровский распорядился, и латыши стали выносить трупы через двор к грузовому автомобилю, стоявшему у подъезда.

…Тронулись за город в заранее приготовленное место у одной из шахт. Юровский уехал с автомобилем. Войков же остался в городе, так как должен был приготовить все необходимое для уничтожения трупов.

Для этой работы было выделено 15 ответственных членов Екатеринбургской и Верхнее-Исетской партийных организаций. Все были снабжены новыми остро отточенными топорами такого типа, какими пользуются в мясных лавках для разрубания туш. Войков вспоминает эту картину с невольной дрожью. Он говорил, что когда эта работа была закончена, возле шахты лежала громадная кровавая масса человеческих обрубков, рук, ног, туловищ, голов.

Эту кровавую массу полили бензином и серной кислотой и тут же жгли. Жгли двое суток. Не хватало взятых запасов бензина и серной кислоты. Пришлось несколько раз подвозить из Екатеринбурга ночью запасы…

Это была ужасная картина, – закончил Войков. – Даже Юровский и тот под конец не вытерпел и сказал, что еще таких несколько дней и он сошел бы с ума.

Под конец мы стали торопиться. Сгребли в кучу все, что осталось от сожженных останков расстрелянных, бросили в шахту несколько ручных гранат, чтобы пробить в ней никогда не тающий лед, и побросали в образовавшееся отверстие кучу обожженных костей…

Наверху, на площадке возле шахты, перекопали землю и забросали ее листьями и мхом, чтобы скрыть следы костра…

Юровский уехал сейчас же после 6 (19) июля, увезя с собой семь больших сундуков, полных романовским добром».

Статья взята с ресурса:
Pravoslavie.ru


Кнопка
или



Tags: Царская семья, большевизм, история, коммунисты, копипаста, репрессии, экстремизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments