November 4th, 2017

Мусульмане молчали только на Пасху

Виктор Луковенко
Виктор Луковенко (слева) в СИЗО «Бутырка», с сокамерником из Таджикистана


Бывший заключенный о том, как радикальный ислам закрепляется в лагерях и тюрьмах

Где вы отбывали наказание?

Виктор Луковенко: Около года, с июля 2010-го, я провел в Бутырке. С одной стороны, это образцово-показательный столичный централ, но в целом — наиболее характерный пример московского СИЗО. Почти месяц длился этап через Челябинск и Красноярск в Бурятию. И четыре года в колонии строгого режима ИК № 8 в Улан-Удэ.

Каков национальный состав заключенных?

Если брать московские централы, то абсолютное большинство, процентов восемьдесят — это выходцы с Кавказа и из Средней Азии. Мне лично приходилось сидеть в камере, где из двадцати человек славян было только двое, прочие — азербайджанцы, грузины, таджики, узбеки, киргизы. Очень много «смотрящих» за камерами и даже за корпусами Бутырки из тех же азербайджанцев, например.

Конфликты на национальной почве случались?

Очень мало. Несмотря на все попытки сотрудников использовать этот фактор в своей оперативной работе, преступный мир понимает, что деление по национальному признаку — его слабая сторона, и все работают на то, чтобы это сгладить.

Но есть другой фактор, с которым трудно что-либо сделать, — религиозный. В СИЗО все чаще попадают радикально настроенные мусульмане из республик Северного Кавказа. Отношения между ними и, например, теми же азербайджанцами, которые в местах заключения в большинстве своем являются носителями традиционной воровской идеологии, мягко говоря, прохладные.
Collapse )

Детская пересылка в московской обители


Данилов монастырь. Фото конца XIX века. Фото с сайта wikipedia.org


После революции в стране стали активно разрушать монастыри. Те, что оставались – перепрофилировали. Старались проделывать это с особым цинизмом – многие бывшие обители сделались тюрьмами.

Не избежал этой участи и московский Даниловский монастырь.

Это был первый московский монастырь. Его заложил Даниил Александрович, московский князь, в конце тринадцатого века.

В колонию вместо «Артека»


При коммунистах первый монастырь Москвы закрыли в последнюю очередь, в 1930 году. Уже на следующий год здесь, во дворе поставили памятник Ленину, а помещения монастыря – решением московского управления рабоче-крестьянской милиции – отвели под детский спецприемник-распределитель.
Collapse )