May 18th, 2019

"Стогольмский синдром" в качестве государственной идеологии



На данный момент в нашем многострадальном отечестве в качестве государственной идеологии фактически установлен "Стокгольмский синдром". Две трети страны названы в честь исполнителей геноцида нашего народа и чудовищных преступлений против человечности, а символ этих преступлений до сих пор смотрит на нас с башен Кремля. По всей стране стоят памятники этим убийцам и живодерам, они похоронены в Кремлевской стене и на почетных кладбищах. Самые молодые из них даже руководят государственными компаниями и обладают недвижимостью в Лондоне. Безусловно, это состояние привело к глубокой психологической травме: людей не только заставляют жить в подвале своего украденного дома — этот дом ещё и переписали на грабителей. Представитель постсоветской элиты — это, с огромной вероятностью, палач, сын палача и отец палача. Это касается и непосредственных правителей, и «оппозиции».
Россией в четвертом поколении управляет сумбурная помесь Смердякова с Чикатило.

С этим надо покончить. Ради прошлого, ради настоящего, ради будущего. Чтобы, наконец, отмыть светлое русское имя от преступлений большевизма, ясно указав на реальных преступников — выведенную в советской пробирке касту отбросов, назначенную управленцами России. Осуждения бесчисленных преступлений против нашей страны и всех населяющих её народов (в первую очередь русского) требует, помимо справедливого желания мести, элементарное уважение к правде. Сейчас над этой фразой часто смеются, но жить надо действительно не по лжи. Первый шаг к восстановлению элементарного человеческого достоинства — стремление к правде и устранение диктатуры дискурса лжи. Как же устранить вцепившегося мертвой хваткой в русское горло красного пса? Я считаю: ударить его арматурой по башке. Не слишком изобретательно, вы правы, но справедливость и издающийся при этом треск явно стоят того.
Collapse )


Красный террор глазами очевидцев. Тайны подвала. Новые ужасы



За последние дни началась усиленная разгрузка чрезвычайки. Освободили около сотни человек. Явился один из членов социалистической инспекции и заявил, что на другой день будут освобождены все остальные.

- Около 200 человек освободят, остальных в тюрьму, - говорил он.

После обеда поспешно освободили Ч-ского и Р-аля. Затем мы вдруг узнали, что нашего Р-цкого Гадис посадил в одиночку, придравшись к тому, что он зря болтается по двору. Под вечер во дворе несколько раз появлялись знакомые нам «менялы». Приходил Абаш, изрядно выпивший. Навестил нас и Володька в своих красных штанах. Он также был пьян и кричал на арестованных во дворе. Нас рано загнали в камеры. Еврейский караул сменили турками. Все это являлось признаками весьма тревожными, но мы были настолько успокоены тем, что, с одной стороны, уже около трех недель не было ни одного расстрела, а с другой - утренним заверением члена социалистической инспекции, что не придавали всем этим печальным предзнаменованиям особого значения.
Collapse )