December 22nd, 2019

Алексей Толстой: "Я циник, мне на всё наплевать!"



По воспоминаниям Ю. Анненкова, на обвинения в продажности властям "красный граф" отвечал откровенно:

«Я циник, мне на все наплевать! Я — простой смертный, который хочет жить, хорошо жить, и все тут. Мое литературное творчество? Мне и на него наплевать! Нужно писать пропагандные пьесы? Черт с ним, я и их напишу!
Но только это не так легко, как можно подумать. Нужно склеивать столько различных нюансов! Я написал моего „Азефа“, и он провалился в дыру.
Я написал „Петра Первого“, и он тоже попал в ту же западню. Пока я писал его, видишь ли, „отец народов“ пересмотрел историю России. Петр Великий стал без моего ведома „пролетарским царем“ и прототипом нашего Иосифа!
Collapse )

Кнопка
или



Маршал Иван Конев: "Сталинская победа — это всенародная беда"



С именем Конева связан один из самых драматических эпизодов в жизни советского вождя. По воспоминаниям маршала, в начале октября 41-го, когда немцы стремительно продвигались к столице, а в воздухе витал только один вопрос: «Кто виноват?» Сталин лично позвонил Коневу узнать обстановку. После неутешительного доклада Конева, вождь дрожащим голосом сказал в трубку: «Товарищ Сталин не предатель, товарищ Сталин не изменник, товарищ Сталин честный человек, вся его ошибка в том, что он слишком доверился кавалеристам, товарищ Сталин сделает все, чтобы исправить сложившееся положение».

Маршал Иван Конев, чьим именем названа улица в Твери, ведущая к Ржевскому шоссе, к месту самых кровопролитных боев в истории человечества, оставил четкое определение: «Сталинская победа – это всенародная беда».

Collapse )

Кнопка
или



Чемпионка из ГУЛАГа — история первой олимпийской чемпионки СССР


Нина ПОНОМАРЕВА. (Фото Николай Пахаленко)


Интервью Олимпийской чемпионки-1952 Нины Пономаревой от 6 февраля 2015 года.
– Всё про допинг говорят, про допинг… – встретила нас двукратная олимпийская чемпионка в метании диска и махнула рукой в сторону телевизора. В "новостях" обсуждали очередную дисквалификацию российских легкоатлетов.

– В ваши времена допинга не было, Нина Аполлоновна?

– Разве что кофе напьются для бодрости. Кстати, с кофе была целая история. Его везли на продажу за границу, в Союзе килограмм стоил 50 рублей. Однажды Игорь Тер-Ованесян погорел на этом. Когда в гостинице устроили шмон, кинулся заметать следы.

– Как?

– Нет бы в унитаз эти зерна ссыпать, а он – в биде. Все на виду, плавает. Ладно бы, килограмм с собой притащил. Так у него полпуда! Вскоре кофе подорожал до 200 рублей. Возить никакого смысла.
Collapse )

Кнопка
или