March 6th, 2020

Почетный пенсионер СССР по имени "ужас"



Ещё в 1989 году на московских улицах можно было встретить тихого благообразного старичка. Постукивая палочкой об асфальт, он с авоськой в руках мирно брёл по своим стариковским делам. Прохожие, принимающие его за ветерана войны, и в страшных снах не могли представить, что этот старик — один из самых жутких палачей и садистов сталинских лагерей, подполковник внутренней службы, начальник Управления Соловецких лагерей особого назначения (УСЛОН) Дмитрий Успенский.

Сын священника стал палачом заключённых сталинских лагерей.
Collapse )

Кнопка
или



Воспоминание современницы о похоронах Сталина: «Радостный день, хороший»



Лидия Иванина, в тот день школьница.
Отец мой был водителем, а мама пекарем. Жили мы тогда в Москве на улице Жданова (которая теперь Рождественка), дом 20, квартира 18, на территории Рождественского монастыря. О репрессированных родственниках на тот момент мне известно не было. В нашей большой коммунальной квартире всегда было включено радио. По нему мама первая и услышала эту новость, а потом сообщила нам с сестрой, когда пришла будить нас в школу. Не могу сказать, чтобы я испытала какие-то эмоции. По крайней мере, мы не плакали, как некоторые. Ни родители наши, ни соседи не плакали. В школе рыдающих учителей тоже не видела, да и среди одноклассников не было. А вот сестра, меня на пару лет старше, у них в классе были рыдающие. Я в 4-м классе училась, сестра в 6-м.
Collapse )

Кнопка
или

Воспоминания современника о похоронах Сталина: «Мама моя говорила — туда ему и дорога»



Алексей Дерюгин, слесарь.
В 1953 году я жил в Москве, в четвертом бараке на Авиамоторной улице, с матерью, Дарьей Федоровной.

Мои родители родились в селе Большие Салтыки Рязанской области, потом убежали в Москву — стали рабочими. А из-за того, что поехали в Москву, дом в Салтыках отобрали. Раз в колхоз не идешь, то ты кулак. Все идут в колхоз, а вы умнее всех, что ли, нашлись? В 1934 году отец моей жены Ани и мой отец написали заявления в колхоз, а наутро приехал дядя, Сергей Федорович, мамин брат. Он смотался раньше в Москву, еще до 1930-го года: мужик прозорливый был, видел, что дело пахнет керосином. Сергей Федорович говорит: «Да вы что, дураки совсем», — это я своими словами, я там не присутствовал. Они ему: «Не напишем заявление, так завтра придут и все туда заберут — и лошадь, и корову». Он объяснил: «У вас и так все заберут туда, никуда вы не денетесь. Быстрее берите заявления назад, чтоб их там не зафиксировали. Ты, Иван, жестянщик, крыши кроешь — я тебя в Москве сразу устрою, будешь рабочим. А ты каменщиком, дома строить». Отец с Иваном, отцом Ани, забрали заявления и отправились в Москву.
Collapse )

Кнопка
или

«Агония была страшной. Она душила его у всех на глазах». О том, как умирал Сталин



В этом плане Сталину не повезло и легкая смерть обошла его стороной. Джугашвили мучительно умирал несколько дней.

Вечером 28 февраля 1953 года Сталин пригласил «четверку», Маленкова, Берию, Булганина и Хрущева на свою дачу, где они и оставались до утра. На следующий день, 1 марта, вождь в обычный час не вызвал обслугу. Охранники беспокоились, но боялись идти к Сталину, опасаясь его гнева. Только ближе к ночи охрана решилась побеспокоить Сталина. Благо нашелся предлог - привезли почту. Сталина нашли лежащим на полу в беспомощном состоянии. Охранники перенесли его на диван, а сами бросились звонить непосредственному начальству - министру госбезопасности Игнатьеву. Тот переадресовал их к высшим руководителям. Маленков, которого разыскали первым, обзвонил Берию, Хрущева и Булганина. Четверка решила собраться на даче Сталина, чтобы оценить ситуацию. В общем, все происходившее было вполне логичным. Речь шла о деле государственной важности, а поэтому Игнатьев не собирался брать ответственность на себя. Логичными были и действия Маленкова. Не обладая информацией о реальном состоянии Сталина, он также не хотел в одиночку отвечать за несанкционированный приезд. Маленков собрал ту группу руководителей, которую Сталин чаще всего приглашал к себе и которые менее суток назад были у него в последний раз.
Collapse )

Кнопка
или



Путь хунвейбинов: от охранников вождя до свинопасов



В СССР строить идеальное будущее помогал комсомол, в фашистской Германии — Гитлерюгенд. В Кампучии Пол Пот с этой же целью вооружал автоматами 12-летних мальчишек. В Китае шестидесятых опорой для власти должны были стать хунвейбины.
Collapse )

Кнопка
или