Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Category:

За покупку продуктов - под суд! Реалии Москвы 22 июня 1941 года. Часть 1

Снимок20Газета "Известия", особенно в интересующий меня период (1939-41 годы) представляет собой просто кладезь информации о реалиях тогдашнего Советского Союза, информации, идущей вразрез как с влажными мриями сталинистов, так и "готическими романами" их противников. Однако, чтобы понять, что на самом деле тогда происходило в стране, надо научиться читать между строк и уметь анализировать прочитанное. Отличный пример - история о том, как власти Москвы боролись с попытками жителей города запастись продуктами первой необходимости в первые военные дни.

22 июня, в 12 часов дня по Московскому времени (в 13-00 по Горьковскому, в 15-00 по Свердловскому и в 16-00 по Новосибирскому) после того, как изо всех уличных громкоговорителей Советского Союза от Наркоминдела тов. Молотова советские граждане узнали о том, что наш бывший друг и почти союзник - Третий Райх внезапно, вероломно и без объявления войны напал на Первое Государство Рабочих и Крестьян, большинство из оных граждан рванули.. нет на призывные пункты - мобилизацию объявили только на следующий день, а в магазины. Народ у нас был ушлый, понимал, что чтобы не обещали кремлевские вожди, спички, мыло, соль и крупы в максимально доступном размере никогда не помешают.

В Москве в гастрономы сразу же возникли громадные очереди. Народ закупался на всё, что было в кошельках и загашниках. Напомню, что в то время средний рабочий промышленного предприятия получал около 350 рублей, инженер - свыше 700, работник совхоза и МТС - где то рублей 230*. Но последняя категория нас будет интересовать в последнюю очередь, хотя... Известны также и цены в магазинах. Так, пшено I сорта стоило 2 рубля 10 копеек за килограмм (но более дешевые сорта до 1.60), гречка ядрица - 4.30 (но продел "всего" - 3.50), макароны - 3.50, рис - 6 рублей за килограмм, сахар-рафинад - 5.70, масло подсолнечное - 13.50. Самое дешевое хозяйственное мыло стоило 1.15 руб за полукилограммовый кусок, самое дорогое - в два раза дороже. Сколько стоили чай, соль и спички я не знаю. Пожалуй, я перечислил все те товары, которые вызывали наибольший спрос у озабоченных выживанием в предстоящие нелегкие недели (про годы, я думаю, еще никто даже не думал) жителей крупных советских городов.

Естественно, в гастрономах имели место давки, имели место разборки на тему "вас здесь не стояло", были возмущенные голоса тех, кто зашел за полбуханкой хлеба, а оказался вынужден стоять в длиннющей очереди, в которой, наверняка, многие  занимали по несколько мест. В принципе, в этих условиях московские власти (а город и область тогда возглавлял некто Щербаков, человек авторитетный, но страдавший хроническим ожирением) могли бы просто ограничится организацией своевременного подвоза продовольствия в магазины и поддержания порядка в торговых залах. И, в общем то, это и было сделано. К вечеру 22 июня ажиотажный спрос был удовлетворен и уже с 23 июня особых очередей (в тогдашнем понимании этого слова)  не наблюдалось. Сказать. какими мерами был достигнут данный результат однозначно сказать сложно. Однако, учитывая пару факторов о которых обычно забывают:

1.) Дороговизна еды: на среднюю зарплату рабочего можно было купить всего 30 литров растительного масла или 80 килограмм сахара. Для сравнения, сейчас, в таком провинциальном городе, как моя Пенза, на медианную зарплату можно приобрести не менее 200 литров подсолнечного масла и где то 300 килограмм сахара-рафинада (кускового, песка в полтора раза больше). С выпивкой, правда, все обстояло не так плохо. Поллитра самой дешевой Московской водки (это была еще не та "Московская", что сейчас. Ту самую начали выпускать только в июле того же, 1941 года и в Ленинграде, а не в Москве) стоила 6 рублей,
2.) 22 июня был последним выходным перед получкой и, следовательно, на руках трудящегося населения оставалось не так и много наличных средств,

можно предположить, что проблема была решена благодаря логистике и планированию, хотя можно предположить и вариант со стихийно введенными ограничениями на отпуск товаров.

3chervontza1937a
"Тридцатка"
Одна из самых популярных советских банкнот предвоенной и военной поры. Ранее иногда упоминалась в "военных" фильмах, как размер долга, о котором сложно забыть.

Однако, в силу шкалы ценностей, действовавшей тогда в СССР, этого оказалось мало и пошли в ход репрессии. Иногда складывается ощущения, что в тогдашнем РСФСР (о других республиках отдельный разговор) у власти были конченные садисты, искусственно создававшие поводы для  преследований мирных граждан. Но можно были и без повода. Посмотрите еще раз на вырезку из газеты "Известия" (№147 от 24 июня 1941 года). Для начала в той части статьи "Образцовый порядок в столице", представляющей собой интервью с начальником милиции Москвы Романченко, названы три типа виновников возникших очередей - "шкурники", "спекулянты" и "любители создавать запасы". Начнем с конца. Вы знаете, что когда был построен город металлургов Магнитогорск , то по началу там не было магазинов ? А зачем ? На работе тебе покормили, паек выдали, ну и иди.. Наличие запасов делает человека чуть более независимым, а это кому это нужно в стране победившего социализма ? Значит, если у тебя есть запасы - ты враг. "Спекулянты"... Ну тут вообще смешно. Во первых, это еще надо доказать (Романченко, похоже, это не волновало), во вторых, если уж и искать оных, то не среди покупателей, а среди продавцов. Известно, что даже в Ленинграде работники торговли особо с голоду не маялись. Ну, а "шкурники" - это вообще песня. Всегда данный термин использовался в связке со "спекулянтом", но за 23 полных года, что я прожил в СССР (он развалился за сутки до моего дня рождения) , что конкретно он означает я так и не узнал. Де факто, Романченко просто рисует образы врагов, долженствующих вызывать безоговорочную ненависть у простых советских людей.

Едем дальше. Романченко "докладает" об арестах. В первых двух случаях задержаны люди просто за то, что они покупали продовольствие. Не с рук, не с задних входов магазинов, просто - шли в магазины и покупали еду. Причем, если в случае с грузчиком Кирилловым, у которого было изъято "большое количество сахара" еще могут возникнуть какие то подозрения - все зависит от объема купленного сахара и способа его приобретения (хотя грузчик транспортно-экспедиционной фирмы "Моспогруз" - это не тоже самое, что грузчик продовольственного магазина), то с некоей Бурыгиной, купившей 25 кг хлеба - это просто ТРЭШ, АДЪ и ИЗРАЭЛЬ. Женщина пошла в магазин и купила хлеба. То, что ей его продали, означает, что она не совершила в процессе покупки каких либо нарушений. На самом деле, в СССР периодически вводились ограничения на продажу хлеба. Это было вызвано тем, что колхозники скупали хлеб для кормежки свиней. Например, у меня через дорогу в бакалейном магазине иногда вводилось ограничение - 2 буханки ржаного и 1 булка белого в руки, но никому в голову не приходило сходить и в соседний магазин тоже. Но 22 июня 1941 года никаких ограничений на продажу хлеба еще не ввели! Их введут только 1 сентября 1941 года, когда станет окончательно понятно, что убрать урожай на Украине уже не удастся. До того - иди и покупай. Если найдешь где. Кстати, норма отпуска хлеба составИЛА от 400 до 800 грамм в сутки в зависимости от статуса получателя. Поверьте, это немало.

41. Суворовская ул. д6. 18.01.16.01.
Москва, Дом №6 по улице Суворовской (недалеко от станции метро Преображенская площадь)
Построен в 1940 году. Здесь на 4 этаже второго подъезда, в квартире №24 жила несчастная инженер Разумова, арестованная 22 июня 1941 года органами НКВД за то, что купила на Центральном Рынке, что на Цветном бульваре 25-литровую канистру керосина. Квартиры в этом доме довольно большие, например, двушка имеет 58 кв.м общей и 32 кв.м жилой площади. Стоят на вторичном рынке в районе 6 миллионов рублей.

Но еще большая жесть наступает в той части рассказа Романченко, когда он доходит до истории арестов на рынках. Инженер Разумова (указан даже адрес проживания!!!) "скупила" (обратите внимание - не купила, а скупила: обычный пример навязывания отрицательной коннотации, так любимого сталинистами приема!) на РЫНКЕ 25 литров керосина. На продажу керосина ограничения были введены только в середине 1942 года, когда возникли объяснимые трудности с доставкой нефтепродуктов из Баку. Это раз. Во вторых, это РЫНОК. Не магазин, а РЫНОК. А на РЫНКЕ заработок продавцов напрямую зависит от выручки. То есть, указанная инженер Разумова не сделала ничего предосудительного в принципе. Кстати, эти 25 литров стоили совсем не дорого - рублей 20, что для инженера (сзп работника с высшим образованием в предвоенном Сталинском СССР превышала, напомню, 700 рублей), были сущие копейки. Мне кажется, что абсолютно незаконное задержание Разумовой было не более, не менее, как проявление социальной справедливости  - дескать, для нас, органов - все равны, что несчастные грузчики, что всякие инженеРА, живущие в отдельных квартирах и именно поэтому Романченко сообщает точный адрес этой женщины.

Но самая лютая история - с двумя женщинами из города Плавска, осужденными (то есть, их реально посадили), якобы за спекуляцию гречкой. Но об этом, а также еще о многом - в следующей части истории.

Продолжение следует**.

* - не имею точных цифр зарплат по состоянию на лето 1941 года, поэтому немного увеличил и округлили имеющиеся показатели, относящиеся к концу 1940 года.
** - я сознательно делю пост на две части, потому что история с гречкой еще более интересная чем все остальное и здорово демонстрирует и панику, и тотальное беззаконие советских властей в сталинскую эпоху. Кроме того - помимо гречки во второй части будет еще много чего интересного.

Источники:

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10

Взято здесь: https://picturehistory.livejournal.com/4599022.html



Tags: СССР, война, история, копипаста
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments