Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Category:

Как власть кушала пирожные (!) в блокадном Ленинграде

Пирожные
Скриншот отсюда: https://von-hoffmann.livejournal.com/47826.html?thread=54226#t54226


О том, что в блокадном Ленинграде производились пирожные(!) я впервые узнал от одного сталиниста-"отрицателя блокады". Скриншот выше. Сначала не поверил, но предположил что если это правда, то подобное могло быть только для снабжения партийно-номенклатурной "элиты" города. А вот теперь я нашёл полное подтверждение...

Из справки Управления НКВД по Ленинградской области о смертности населения по состоянию на 25 декабря 1941 г.:
«Если в довоенный период в городе в среднем ежемесячно умирало до 3500 чел., то за последние месяцы смертность составляет:
в октябре – 6199 чел.,
в ноябре – 9183 чел.,
за 25 дней декабря – 39 073 чел.
В течение декабря смертность возрастала:
С 1 по 10 декабря умерло – 9541 чел.,
С 11 по 20 декабря – 18 447 чел.,
С 21 по 25 декабря умерло – 11 085 чел.»
В городском руководстве шла совсем другая жизнь. «Был у Жданова по делам водоснабжения, вспоминал инженер М. – Еле пришел, шатался от голода… Если бы я увидел там много хлеба и даже колбасу, я бы не удивился. Но там в вазе лежали пирожные».
Подобного рода роскошь была привилегией отнюдь не только партийной верхушки, она была доступна представителям и более низких ступеней партийной номенклатуры. Приведём фрагмент (запись от 9 декабря 1941 г.) дневников сотрудника Смольного, инструктора отдела кадров горкома ВКП(б) Н. Рибковского: «С питанием теперь особой нужды не чувствую. Утром завтрак – макароны или лапша, или каша с маслом и два стакана сладкого чая. Днём обед – первое щи или суп, второе мясное каждый день. Вчера, например, я скушал на первое зелёные щи со сметаной, второе – котлету с вермишелью, а сегодня на первое суп с вермишелью, второе свинина с тушёной капустой».
Весной 1942 г. Рибковский был отправлен «для поправки здоровья» в партийный санаторий, где продолжил вести дневник. Процитируем ещё один отрывок (запись от 5 марта), являющийся ценным документом не только благодаря содержащейся в нём фактической информации, но и как образец полной атрофии совести: «Вот уже три дня я в стационаре горкома партии. Это семидневный дом отдыха в Мельничном Ручье (курортная окраина города. – Ю.К.). С мороза, несколько усталый, вваливаешься в дом, с тёплыми уютными комнатами, блаженно вытягиваешь ноги… Питание здесь словно в мирное время в хорошем доме отдыха: разнообразное, высококачественное, вкусное. Каждый день мясное – баранина, ветчина, кура, гусь, индюшка, колбаса; рыбное – лещ, салака, корюшка, и жареная, и отварная, и заливная. Икра, балык, сыр, пирожки, какао, кофе, чай, 300 грамм белого и столько же чёрного хлеба на день… и ко всему этому по 50 грамм виноградного вина, хорошего портвейна к обеду и ужину… Я и ещё двое товарищей получаем дополнительный завтрак: пару бутербродов или булочку и стакан сладкого чая...
Война почти не чувствуется. О ней напоминает лишь громыхание орудий. Да. Такой отдых в условиях фронта, длительной блокады города, возможен лишь у большевиков, лишь при Советской власти. Едим, пьём, гуляем или просто бездельничаем, слушая патефон, обмениваясь шутками. Одним словом, отдыхаем! И всего уплатив за путёвки 50 рублей
».
С начала декабря 1941 г. по 15 февраля 1942 г. в голодающем Ленинграде за каннибализм было привлечено к уголовной ответственности 856 человек. Из доклада СД об обстановке в Ленинграде весной 1942 г., перехваченного советской контрразведкой и ныне хранящегося в Центральном архиве ФСБ: «Штаб корпуса L.A.K. (50-й армейский корпус).
Отделение 1-с. Из доклада СД о Ленинграде сообщается следующее:
...Продовольственное положение. В первые дни февраля смертность достигала 20 000 человек в день – это абсолютное большинство. Тогда в течение трёх дней была совершенно приостановлена выдача хлеба, так как временами совершенно отсутствовало снабжение водой и поэтому не могли работать булочные. На базаре нужно быть очень осторожным, чтобы не быть обманутым, например, вместо мяса можно купить лошадиный навоз, искусно запечённый в панировочных сухарях».

"Ленинград в первые месяцы блокады"
Кантор Юлия Зораховна,
доктор исторических наук,
Российский государственный педагогический университет
им. А.И. Герцена





Tags: блокада, жизнь на войне, история, коммунисты, сталинизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments