Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Categories:

Сталин — враг русского народа



Товарищ Сталин поднял знаменитый тост: «За великий русский народ!» Но Сталин ведь и за Гитлера пил, пил и копал ему могилу. Не верьте словам политика, посмотрите на его дела. При Сталине русские жили хуже всех в СССР. Для современных совкодрочеров Сталин — великий правитель и даже святой. «Преемник русских государей» и едва ли не «русский националист». На самом деле Сталин был верным большевиком-ленинцем, интернационалистом. Он посвятил жизнь делу мировой революции. Сталин был мудрее, хитрее и дальновиднее товарища Троцкого, а потому шёл к своей цели непрямыми путями. Если же Сталин испытывал нежные чувства к одной нации, то уж никак не к русской. «Русский националист» Джугашвили был грузином из области Шида-Картли. До конца жизни он говорил с грузинским акцентом. Легенду об осетинском происхождении Сталина придумали его грузинские недоброжелатели, а распространил личный враг Сталина Троцкий. Прадед Иосифа, Заза Джугашвили, участвовал в антирусском восстании. В юности Иосиф прочёл приключенческий роман А. Казбеги «Отцеубийца», где один из героев, грузинский патриот Коба, борется против русских поработителей. Этот персонаж так впечатлил молодого Иосифа, что он взял себе псевдоним Коба. Тогда же, в юности, Иосиф Джугашвили писал стихи о любви к своей родине:

Цвети, о Грузия моя!
Пусть мир царит в родном краю!
А вы учёбою, друзья,
Прославьте Родину свою.


И много лет спустя Сталин тихо, без пафосных деклараций и велеречивых тостов превратит Грузию в заповедник благополучия, в райский уголок Советского Союза. Простых советских людей, которые в голодное послевоенное время посещали Грузию, удивляли сытость, богатство и невиданная экономическая свобода. «Грузия даже из окна вагона, не говоря уже о более близком с ней знакомстве, поражала ухоженностью и достатком… на многие законы там смотрели сквозь пальцы… главврач больницы мог получать продукты на гораздо большее число больных, чем их было фактически, и за этот счёт откармливать свой скот… можно было иметь в частном пользовании грузовую машину, записанную на какой-нибудь колхоз. Для России, Украины и Белоруссии всё это было просто немыслимо… большинство грузин презирало нас, русских, ведь это их Сталин безраздельно правил нашей страной, а мы, русские, в упоении, отталкивая друг друга, лизали ему зад». Грузия жила своею жизнью. Георгий Владимов вспоминал, как в 1944 году, когда сотни тысяч советских людей гибли на фронтах Великой Отечественной, грузинские газеты «рыдали некрологами и траурными объявлениями». Ведь произошло великое несчастье: умер сынишка местного партийного босса. Сводки с фронтов печатали лишь в подвалах газетных полос, потому что «не хватало места должным образом оплакать восьмилетнего мальчика Гула и представить в портретах его незабвенный облик». Зато взялись за автономную Абхазию: упраздняли абхазские школы, вместо русских и абхазских учебников вводили грузинские, закрыли абхазские газеты и журналы, убрали все вывески на абхазском, переименовали 147 городов и сёл, включая и столицу: Сухум стал Сухуми. Даже абхазский ансамбль превратили в Государственный ансамбль грузинской песни и пляски. Между прочим, планировали и вовсе выселить всех абхазов из Абхазии. Если же немногочисленные абхазские интеллектуалы пытались противиться этой политике, то их называли буржуазными националистами и сажали. Обычно виновником грузинизации Абхазии называли Берию. Но неужели же Сталин, всезнающий и всеведающий Сталин, без чьего позволения на экраны не могла выйти новая кинокартина, не знал о национальной политике грузинских товарищей?


Победа сталинизма

А как же русские товарищи? Ещё в начале 30-х, когда «русский националист» Сталин уже сосредоточил всю власть в своих руках, Малая советская энциклопедия писала: «Россия — бывшее название страны, на территории которой образовался Союз Советских Социалистических Республик». В 20-е само понятие «русская история» объявили контрреволюционным. В 30-е учёных сажали за русский национализм, который трактовался весьма расширительно. По делу Российской национальной партии сажали и расстреливали учёных-славистов, ведь славянская филология для большевиков «была всегда наукой заведомо и насквозь пронизанной зоологическим национализмом». Но всё это меркнет перед главным преступлением сталинизма — коллективизацией. Коллективизация погубила русскую деревню. «Кулаки», брошенные умирать в сибирской и уральской тайге, были самыми добросовестными, честными и домовитыми хозяевами. Русское крестьянство оставалось, в сущности, последним русским сословием, сохранившимся с дореволюционных времён. Крестьянство большевики всегда недолюбливали, боялись его. Ленин писал, будто единоличное крестьянское хозяйство «постоянно рождает капитализм». Ленин расправиться с крестьянством не успел. Его верный ученик был куда настойчивее и удачливее. Как жили бывшие кулаки в спецпосёлках ОГПУ — известно. Смертность там была выше рождаемости почти в девять раз! В 1933-м каждый седьмой там умирал, каждый пятый оттуда бежал. А вскоре в самых богатых, хлебородных областях страны начался голод, который сейчас не без основания называют геноцидом. Но геноцид был не этнический, а классовый. Семь миллионов умерли от голода, организованного государством. Матери ели своих детей, братья — сестёр. Голодные люди выкрадывали трупы прямо из гробов и поедали. Архивные документы по голоду сейчас доступны онлайн. Читайте, если хватит сил. В эти же годы Советское государство вывозило хлеб за границу, из года в год росли хлебозаготовки. Подручные Сталина ликовали. Кости миллионов русских, украинцев, казахов, поволжских немцев уже гнили в земле, а Лазарь Каганович писал Серго Орджоникидзе: «То, что происходит, например, с хлебозаготовками, — это совершенно небывалая, ошеломляющая наша победа — победа сталинизма».


За великий русский народ!

Под его руководством народы СССР и, конечно, «первый среди равных», русский народ, одержали победу в новой Отечественной войне, далеко затмившей 1812 год. Тогда товарищ Сталин поднял знаменитый тост: «За великий русский народ!» Но Сталин ведь и за Гитлера пил, пил и копал ему могилу. В годы «национального поворота» Сталину было под шестьдесят. В таких летах редко меняют убеждения. Тем более такие фанатичные, уверенные в собственной правоте, стальные люди, как Иосиф Виссарионович. Поворот Сталина к русскому патриотизму объясняется просто. Русский солдат (вчерашний рабочий или колхозник) неохотно сражался за дело мировой революции. Редкие идеалисты пошли бы воевать, «чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать». Сталин раньше других понял, какую гигантскую, почти неодолимую силу представляет русский национализм. Понял, что народ, оказавшись на грани выживания, начинает сражаться до последнего. И побеждает! За такой народ можно и тост поднять. Можно назвать старшим братом. Не верьте словам политика, посмотрите на его дела. При Сталине русские жили хуже всех в СССР. Именно в его времена сложилась практика перераспределять доходы в пользу союзных республик, обходя Россию. А.И. Рыков позволил себе покритиковать сталинскую политику в этом тонком «национально-экономическом» вопросе и заметил: «…совершенно недопустимо, что туркмены, узбеки, белорусы и все остальные живут за счёт русского мужика». Рыкова обвинили в «издевательстве над национальной политикой партии» и «великодержавии». Россия (РСФСР) оказалась единственной республикой, у которой не было ни своего ЦК, ни своей компартии, ни своей столицы. Как только появилась идея всё это создать, её авторов — руководителей неофициальной Русской партии Кузнецова, Родионова, Вознесенского, Попкова — расстреляли по «Ленинградскому делу». Почему же Сталин не перестал заигрывать с русскими и после войны, когда необходимость в них вроде бы отпала? Да потому, что он, по свидетельству Милована Джиласа, высокопоставленного югославского коммуниста, собирался воевать вновь! И русская кровь была ему ой как нужна! Поэтому он не расстрелял Жукова, поэтому советские режиссёры продолжали снимать патриотические фильмы, издательства выпускали патриотические книги. Поэтому в пантеоне героев рядом с Чапаевым и Будённым стояли Александр Невский и Дмитрий Донской. Поэтому пропаганда тешила национальное самолюбие русских, называя их «старшими братьями» узбеков и грузин. А что стало бы с русскими после победы коммунизма в Европе? Можно представить, стоит только вспомнить отношение Сталина к Русской православной церкви.


Сталин и церковь

Сталина некоторые упоротые хотят канонизировать. Причислить безбожника и гонителя церкви к сонму православных святых. Даже на иконах его лик появился. Обычно вспоминают, как Сталин в годы войны возродил патриаршество, приостановил гонения на церковь. Но что же он делал прежде, когда по всей стране взрывали храмы, разрушали монастыри, отправляли в лагеря священников, монахов, епископов? Воинствующее безбожие торжествовало. И разве не на Сталине лежит ответственность за гонения, каких не было со времён римских языческих императоров? Если в 20-е его власть ещё не была абсолютна, то после 1929-го Сталин стал всесильным правителем. А ведь в 30-е гонения были не слабее, чем в минувшее десятилетие. Храмы закрывали вплоть до самой войны. К 1939 году в СССР не осталось ни одного монастыря. Близилось окончательное решение религиозного вопроса в СССР. Но вот началась война. На оккупированной немцами земле стали открываться сотни храмов и десятки монастырей. Сталин, заменивший интернационалистские лозунги русскими патриотическими, понимал силу и влияние церкви, даже униженной, растоптанной, только что не добитой. Духовенство почти извели, но остались миллионы верующих мирян. А миряне вместе с атеистами сражались на фронте, от их боевого духа зависела победа над Германией. Да и нельзя же воинам-освободителям было сразу закрывать храмы, открытые немцами! Вот товарищ Сталин, убеждённый коммунист, настоящий большевик-ленинец, и разрешил избирать патриарха, открывать храмы и даже семинарии. Ненадолго. Руководящие указания товарища Сталина на сей счёт неизвестны, он не любил оставлять улики, а черновую работу возлагал на своих подручных. Они были вполне откровенны. Руководители советского агитпропа Г.Ф. Александров и П.Н. Федосеев в 1944 году так формулировали новую линию партии. Основная задача советских и партийных органов — «мобилизовать и двинуть все силы народа на разгром врага». Поэтому прежние методы антирелигиозной пропаганды теперь будут ошибочны, вредны. Но «это ни в коем случае не означает, что партия и советская власть меняют своё принципиальное отношение к религии и церкви». Более того, партийные и советские организации «должны бороться с теми церковниками, которые пытаются всячески расширить рамки своей деятельности» (Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 17. Оп. 125. Док. 242. Л. 61—69). Помощь церкви была необходима в годы Великой Отечественной. После войны этот новый курс быстро свернули. В 1948-м перестали открывать новые церкви, а уже открытые начали закрывать сотнями! Использовали и бросили. Чего стоит услуга, которая уже оказана?



140 лет назад родился Иосиф Джугашвили, будущий Сталин. А 80 лет назад революционер Ф. Раскольников, один из первых советских невозвращенцев, написал «вождю народов» письмо, там были и такие слова: «Рано или поздно советский народ посадит вас на скамью подсудимых как… главного вредителя, подлинного врага народа…»


Из воспоминаний бывшего секретаря Сталина Б. Бажанова:

«Практика коммунистической революции - это практика Ленина и ленинизма. Она заключается в том, что чем более страна бедна, дика, отстала, невежественна и некультурна, тем больше в ней шансов на коммунистическую революцию. Если вдуматься, в этом нет ничего удивительного. Суть коммунизма - возбуждение зависти и ненависти у бедных против более богатых. Чем люди беднее, чем они проще, чем они невежественнее, тем больше успех коммунистической пропаганды, тем больше шансов на успех коммунистической революции. Он обеспечен в странах Африки, в нищих человеческих муравейниках Азии; в развитые страны Европы он до сих пор смог быть введен только на советских танках - силой. Нечего и говорить, что зависть и ненависть используются лишь для того, чтобы натравить одни слои населения на другие, для социальной вражды, для подавления, для истребления, для того, чтобы добиться власти. А затем все превращается в хорошо организованную каторгу, в которую заключается вся страна, и узкая коммунистическая верхушка ею командует.»



«В те времена (20-е годы. ) Сталин ведет очень простой образ жизни. Одет он всегда в простой костюм полувоенного образца, сапоги, военную шинель. Никакого тяготения ни к какой роскоши или пользованию благами жизни у него нет. Живет он в Кремле, в маленькой просто меблированной квартире, где раньше жила дворцовая прислуга... Конечно, для него, как и для других большевистских лидеров, вопрос о деньгах никакой практической роли не играет. Они располагают всем без денег — квартирой, автомобилем, проездами по железной дороге, отдыхами на курортах и т. д. Еда приготовляется в столовой Совнаркома и доставляется на дом. ...Образ жизни ведет чрезвычайно нездоровый, сидячий, никогда не занимается спортом, какой-нибудь физической работой. Курит (трубку), пьет (вино; предпочитает кахетинское). Во вторую половину своего царствования каждый вечер проводит за столом, за едой, за питьем в компании членов своего Политбюро. Как при таком образе жизни он дожил до 73 лет, удивительно.

...Сталин всегда спокоен, хорошо владеет собой. Скрытен и хитер чрезвычайно. Мстителен необыкновенно. Никогда ничего не прощает и не забывает — отомстит через двадцать лет. Найти в его характере какие-либо симпатичные черты очень трудно — мне не удалось. Постепенно о нем создались мифы и легенды. Например, о его необыкновенной воле, твердости и решительности. Это — миф. Сталин — человек чрезвычайно осторожный и нерешительный. Он очень часто не знает, как быть и что делать. Но он и виду об этом не показывает. Я очень много раз видел, как он колеблется, не решается и скорее предпочитает идти за событиями, чем ими руководить.

Например, на заседаниях Политбюро все время обсуждаются всякие государственные дела. Сталин малокультурен и ничего дельного и толкового по обсуждаемым вопросам сказать не может. Это очень неудобное положение. Природная хитрость и здравый смысл позволяют ему найти очень удачный выход из положения. Он следит за прениями, и когда видит, что большинство членов Политбюро склонилось к какому-то решению, он берет слово и от себя в нескольких кратких фразах предлагает принять то, к чему, как он заметил, большинство склоняется. Делает это он в простых словах, где его невежество особенно проявиться не может.

Ничего остроумного Сталин никогда не говорит. Никаких трудов он в сущности не пишет; то, что является его сочинениями, это его речи и выступления, сделанные по какому-либо поводу, а из стенограммы потом секретари делают нечто литературное (он даже и не смотрит на результат: придать окончательную статейную или книжную форму — это дело секретарское). Обычно это делает Товстуха.

...Наркомом Сталин только числился — в наркоматы свои почти никогда не показывался. На фронтах гражданской войны его анархическая деятельность очень спорна, а во время польской войны, когда все наступление на Варшаву сорвалось из-за невыполнения им и его армиями приказов главного командования, и просто вредна. И настоящая карьера Сталина начинается только с того момента, когда Зиновьев и Каменев, желая захватить наследство Ленина и организуя борьбу против Троцкого, избрали Сталина как союзника, которого надо иметь в партийном аппарате...

(Кстати, трус ли Сталин? Очень трудно ответить на этот вопрос. За всю сталинскую жизнь нельзя привести ни одного примера, когда он проявил бы храбрость, ни в революционное время, ни во время гражданской войны, где он всегда командовал издали, из далекого тыла, ни в мирное время)...

Сам собой напрашивается вывод, что в партийной карьере Сталина до 1925 года гораздо большую роль сыграли его недостатки, чем достоинства. Ленин ввел его в Центральный Комитет в свое большинство, не боясь со стороны малокультурного и политически небольшого Сталина какой-либо конкуренции. Но по этой же причине сделали его генсеком Зиновьев и Каменев: они считали Сталина человеком политически ничтожным, видели в нем удобного помощника, но никак не соперника.

Грубость Сталина. Она была, скорее, натуральной и происходила из его малокультурности. Впрочем, Сталин очень хорошо умел владеть собой и был груб, лишь когда не считал нужным быть вежливым.

Женщины. Женщинами Сталин не интересуется и не занимается. Ему достаточно своей жены, которой он тоже занимается очень мало... он никогда не стеснялся называть ее в спорах дурой и идиоткой.

...На квартире Сталина жил его старший сын — от первого брака — Яков. Почему-то его никогда не называли иначе, как Яшка... Сталин его не любил и всячески угнетал. Яша хотел учиться — Сталин послал его работать на завод рабочим. Отца он ненавидел скрытой и глубокой ненавистью.

Тщательно разбирая жизнь Сталина и его поведение, трудно найти в них какие-либо человеческие черты. Единственное, что я мог бы отметить в этом смысле, это некоторая отцовская привязанность к дочке — Светлане. И то до некоторого момента. А кроме этого, пожалуй, ничего.

Какие же у Сталина страсти? Одна, но всепоглощающая, абсолютная, в которой он целиком — жажда власти. Страсть маниакальная, азиатская, страсть азиатского сатрапа далеких времен. Только ей он служит, только ею все время занят, только в ней видит цель жизни.

"Конечно, резюмируя все сказанное о Сталине, можно утверждать, что это был аморальный человек с преступными наклонностями.

Но я думаю, что случай Сталина подымает другой, гораздо более важный вопрос: почему такой человек мог проявить все свои преступные наклонности, в течение четверти века безнаказанно истребляя миллионы людей?

Увы, на это можно дать только один ответ. Коммунистическая система создала и выдвинула Сталина. Коммунистическая система, представляющая всеобъемлющее и беспрерывное разжигание ненависти и призывающая к истреблению целых групп и классов населения, создает такой климат, когда ее держатели власти всю свою деятельность изображают как борьбу с какими-то выдуманными врагами — классами, контрреволюционерами, саботажниками, объясняя все неудачи своей нелепой и нечеловеческой системы как происки и сопротивление мнимых врагов и неустанно призывая к репрессиям, к истреблению, к подавлению (всего: мысли, свободы, правды, человеческих чувств). На такой почве Сталины могут процветать пышным цветом.

Когда руководящая верхушка убеждается, что при этом и ей самой приходится жить с револьвером у затылка, она решает немного отвинтить гайку, но не очень, и зорко следя, чтобы все основное в системе осталось по-старому. Это — то, что произошло после Сталина
»

(Бажанов Б. Г. Воспоминания бывшего секретаря Сталина М 1990 С. 145-158).

Автор: Сергей Беляков.




Tags: Сталин, геноцид, история, копипаста, общество, сталинизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment