?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Резолюция митинга

«Митинг китайских красноармейцев, обсудив происки агентов Антанты, ставящих целью убедить общественное мнение, будто китай­ские красноармейцы формируются насильственным образом в Рос­сии и будто китайские граждане не выпускаются из России на родину, заявляет:

1) Все попытки опо­рочить добровольное формирование китайских интернациональных частей в России и Сибири напрасны.

2) Советское прави­тельство не только не чинило препятствий к свободному выезду китайцев за границу, но и, наоборот, всеми мерами содействует ему. До начала чехословацкого восстания на родину эвакуировалось свыше 40 000 китайцев (…).

3) Формирование отрядов про­исходит по почину самих китайских рабочих (…). Никакие наветы, ни угрозы, ни жестокости, учиняемые войсками Колчака, Деникина и Юде­нича над китайцами, не запугают китайцев. Мы, китайские красноармейцы, проливаем кровь за освобождение угнетенных народов и за всемирную революцию, (…) являемся первым ядром китайской революционной армии, идущей рука об руку с русскими и другими интернациональными отрядами на помощь рабочим и крестьянам Китая и всего Востока. (…) Да здравствует Российская Социалистическая Республика! Да здравствует китайская Красная Армия! Да здравствует всемирная революция!
»

(«Известия», 30 декабря 1919 года. Резолюция прошедшего в Москве митинга китайских красноармейцев.)


«Мы, китайские красноармейцы…»

Участие китайцев в нашей Гражданской войне - страница, про которую долго старались не вспоминать. Может, и совсем бы забылась, да куда деть классику - Шолохова, Бабеля, Булгакова, Николая Островского? Очень разные писатели, они создавали книги о Гражданской по свежим воспоминаниям. И у каждого упоминаются китайцы, воюющие за большевиков.

Дело не только в том, что экзотичные, желтолицые, раскосые солдаты обращали на себя внимание. Их было много! Тут полк, там батальон, здесь рота… Дисциплинированные, упорные в бою, красные китайцы дрались везде - под Питером, в степях Украины, на Урале, в Сибири, на Дону. И невольно возникают вопросы - откуда они взялись? Куда делись потом?

Экономическая миграция

Китайцы (кроме тех, что издавна жили на Дальнем Востоке) в России оказались в Первую мировую. Свои мужики были на фронте, а экономика требовала рабочих рук. По договоренности с царским правительством китайские подрядчики начали эшелонами завозить в Россию земляков. Власти были в восторге: ехали люди, готовые за мизерную плату валить лес, тянуть дороги, класть рельсы. При этом — непьющие, спят вповалку в бараках, едят любую бурду. А дисциплина! Китайские паханы-подрядчики свои бригады держали в железном кулаке. Причем если русских рабочих листовками и речами могли разложить революционеры, то с китайцами агитаторы бессильны: языка-то не знают! Таких рабочих, по самым минимальным подсчетам, было ввезено более 150 тысяч.

Красные и белые

Все бы хорошо, но в 1917 г. в России произошла революция. И плюсы обернулись минусами. Трудяги-китайцы ехали сюда за заработком. Хозяйственный механизм рухнул, заработки кончились. Что делать человеку, который в один миг стал никому не нужен? На чужой земле, среди чужого языка?

Русские разделились на белых и красных. Сама логика событий толкала китайцев к красным. Белым они были просто не нужны: хоть на Луну летите, только не путайтесь под ногами… А красные никого не отталкивали. Дело не только в интернационалист­ских лозунгах. Новые властители быстро учились исконной имперской науке разделять и властвовать. Против бесчисленных крестьянских восстаний активно использовались латышские стрелки, недавние пленные австро-венгры - и те же китайцы. А даже если и не крестьянский мятеж, если просто воевать с Добровольческой армией? Эти - иноязычные - уж точно не переметнутся на сторону врага, им некуда дезертировать.

Без женщин жить нельзя на свете

Гражданская война кончилась. По переписи 1926 г. в СССР китайцев жило порядка 100 тыс. — тут и коренные дальневосточные, и недавние "красные герои", и просто заброшенные судьбой безответные трудяги, готовые на любую работу за кусок хлеба. Выходили китайские газеты, были театры. В Сибири китайцы вкалывали, в основном, на тяжелых работах, в европейской России держали мелкие промыслы вроде прачечных. В Москве, например, были товарищества-прачечные «Пекинский труженик», «Китайская артель», «Гоминьданский пролетарий».

В октябре 1937 г. этнических китайцев выслали с Дальнего Востока в Казахстан и Узбекистан Дальше они, как пишет А. Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГ», «взяты были в северные лагеря и вымерли». Добавляет: «Та же участь постигла китайцев — уча­стников Гражданской войны, если они заблаговременно не умотались».

Ну а те, кто уцелели? «Растворились», — отвечали мне специалисты-этнологи. «Как это?» «Да очень просто». Мы ведь все время говорим о китайцах. И ни разу — о китаянках. На заработки ехали мужики. Жили они разрозненно, в разных городах малыми группами, женились уже на местных женщинах. Дети рождались полурусскими, росли в русской среде, по-русски говорили, внуки — тем более. И сегодня лишь характерный разрез глаз да семейные предания напомнят какому-нибудь нашему читателю о предке, что когда-то из Хубэя или Шаньдуня приехал на заработки — а в итоге утверждал тут мировую революцию. Но поди разбери в нашей стране, кто какой крови!

Сумеет ли Россия впитать и ассимилировать крупные китайские анклавы, которые неминуемо возникнут, если нынешние экономические проекты реализуются? Как эти анклавы поведут себя, если опять случатся кризисные времена (а от кризисов не застрахована ни одна страна)? На эти вопросы отвечать уже послезавтрашним историкам.

На другой чаше весов

Вместе с латышскими стрелками китайцы охраняли Ленина, Троцкого. Служили в карательных отрядах. Дрались на всех фронтах. Белые их ненавидели (в селе Троица под Пермью до недавнего времени стоял памятник 250 пленным китайским красноармейцам, расстрелянным колчаковцами). Китайцы отвечали взаимностью. Дипломаты добивались их высылки на родину (вспомните митинг, с которого начали рассказ).

Но тем, кто жаждет предъявить китайцам исторический счет, напомним: кончилась Гражданская война - и именно Китай дал приют сотням тысяч русских эмигрантов. Кстати, там полыхала своя междоусобица - и множество недавних русских белогвардейцев нанималось в войска местных маршалов.

«Что-то другое…»

Григорий Мелехов в «Тихом Доне» размышляет: «Китайцы к красным добровольцами поступают и за хреновое солдатское жалование каждый день рискуют жизнью. Да и при чем тут жалованье? Какого черта на него можно купить?.. Стало быть, тут корысти нету, что-то другое…»

«Красные китайцы» считались добровольцами. Сегодня их нередко называют наемниками. Своя логика есть — вспомнить хотя бы характеристику китайского батальона из воспоминаний Ионы Якира: «Жизнь легко отдавали, а плати вовремя и корми хорошо». Но и шолоховский герой прав: что в Гражданскую войну купишь на деньги?

Деньги были для китайцев скорее индикатором, показателем того, что новый наниматель (советская власть) честно выполняет обязательства. Реально же большевики предложили китайцам нечто большее: повышение социального статуса. Самоуважение.

Вот герой Гражданской войны Жэнь Фучень, командир 225-го Китайского интернационального полка (погиб в конце 1918-го). Дома, в Китае, он закончил лицей, военное училище, был подполковником. Знал, кроме родного, английский, японский, корейский и русский. В 1911-м в Китае началась Синьхайская революция, в ходе которой, видимо, военная карьера Жэнь Фученя сломалась: дальше он объявляется в России подрядчиком, привезшим в Алапаевск партию китайцев. Весной 1918-го уже формирует из них воинскую часть. Можно, конечно, поверить, что 34-летний битый жизнью Жэнь вдруг искренне уверовал в коммунизм. Но, может, все проще? Умному, сильному, смелому мужику, профессиональному военному, которого жизнь уже, казалось бы, растерла сапогом, предложили на почетных условиях вновь заняться привычным командирским делом - неужто откажется? А дальше ему только зубом цыкнуть - враз вся подначальная команда запишется «добровольцами», пусть и не сильно понимая, за что будет воевать. И не проиграют. Были «китаезы», «ходи», растерянные, голод­ные, оборванные - стали элитными частями новой власти. Форма. Пайки. Опять же, жалование. Ну а пуля… Все равно в Россию нелегкая занесла!

В 1919 г. будущий советский журналист №1 Михаил Кольцов работал репортером непартийной газеты «Киевское эхо». Цитата из его очерка «Китайские будни»:

«Мне довелось видеть первые советские китайские отряды. Просторные казармы у Воробьевых гор, чисто выметенные полы, ряды винтовок, низко стриженные головы. Короткие фразы-команды. Коммунистические воззвания на стенах. Портрет Ленина. Косые глаза. Медленные, конфузливо-бесстыдные улыбки на темных лицах. Высокий, визгливый смех. И тщательное долгое умывание из крана.
(…) Так же буднично и старательно, как по утрам желтые красноармейцы мыли свои жесткие, круглые головы, пошли они теперь на Волгу и на Украину, стреляют в черные незнакомые дома, опустошают кумирни незнакомых и ненужных им богов
».

Сергей НЕХАМКИН
«Аргументы Недели» № 15 (15) от 17 августа 2006


Подписка на мой блог


Recent Posts from This Journal

Profile

von_hoffmann
Россия — Родина моя!

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com