?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



26 августа (ст.ст.) на мель около финского побережья у Якобстада сел пароход «Джон Графтон». Команда взорвала его и рассеялась, но часть груза — 1780 ружей швейцарского образца, 97 ящиков взрывчатых веществ — попала в руки властей. «Скверное дело», — пометил Государь Николай II на рапорте об этой «находке». «Джон Графтон» был судном, доставлявшим вооружение для финской и русской революции.

Перед началом русско-японской войны в январе 1904 года японское правительство приняло решение о создании особой осведомительной сети для сбора военной информации в России. Мотодзиро Акаси — в то время военный атташе в Санкт-Петербурге — за короткий срок сумел развить огромные агентурные связи и регулярно добывать данные о радикально настроенной молодежи и студенчестве в Российской Империи. Но в то же время он не только финансировал революционное и оппозиционное движение в нашей стране. От своих секретных осведомителей Мотодзиро Акаси постоянно получал военные сведения и общеполитическую информацию о настроениях гражданского населения, о состоянии и планах революционных сил, о поведении русского правительства.

Через тайных агентов ему удавалось отслеживать движение воинских эшелонов из Центральной России на Дальний восток, точное время их прохождения, количество перевозимых военнослужащих, боеприпасов и снаряжения. Его интересовало все: сводки о мобилизации в России, о точном числе раненых, о разговорах и политических предпочтениях бойцов. Когда между Россией и Японией начался военный конфликт, Акаси перевели в Стокгольм, где он и вошел в контакт с русскими и финскими революционерами. Японец был уверен, что всякий враг самодержавия — друг и союзник Японии, и убедил японское правительство выделять крупные средства для поддержания революции в Российской Империи.

На конференции партийцы приняли две декларации, связывающие общие цели собравшихся организаций — вооруженное восстание, созыв Учредительного собрания, провозглашение демократической республики и социализация земли. Для формирования и контроля народной борьбы единогласно создали "Объединенную боевую организацию", возглавил которую Евно Азеф — член ЦК эсеровской партии.

Первую большую политическую акцию участники "Объединенной боевой организации" запланировали летом 1905 года в Санкт-Петербурге. Мятеж должен был стать сигналом для рабочих России и Финляндии, и подтолкнуть народ двух стран к активным действиям против царизма. Вопрос стоял лишь в оружии. На самом деле, Мотодзиро Акаси и финский революционер Конни Циллиакус не особо рассчитывали на успех Петербургского восстания, хотя при условии точного следования всем пунктам составленного ими плана, техническое его выполнение было вполне осуществимо.

Финский оппозиционер предполагал передать львиную долю полученных от Акаси средств на военную подготовку партийцев, покупку оружия и тайную доставку его в Россию эсерам. Другую часть денег получали поляки, грузины и финны. Большевикам же не доставалось ничего. Георгию Гапону вообще отводилась "декоративная роль". Его публичная личность должна была отвлечь внимание от подлинных организаторов и скрыть источник их финансирования. Да и само имя Гапона вполне могло воодушевить рабочих на борьбу.

И в самом деле, задуманная финном мистификация удалась — долгое время в революционных кругах операция по вооружению рабочих связывалась с именем мятежного священника. Конни Циллиакус План Конни Циллиакуса предусматривал закупку арсенала в Европе, транспортировку и выгрузку его в нескольких пунктах около Выборга и вдоль финского побережья Балтики, а затем тайное перемещение ценного груза в Россию. Практическую сторону покупки и доставки возглавил Конни Циллиакус, ответственным за приемку оружия на месте был назначен Георгий Гапон. Эсеры должны были обеспечить организационную сторону вооруженного восстания. Но все нити заговора и его финансирование находились в руках Мотодзиро Акаси.

По общим подсчетам устроители восстания закупили 16 тысяч канадских винтовок Росса и швейцарских винтовок Веттерли, 3 тысячи револьверов, 3 миллиона патронов и 3 тонны взрывчатых веществ. Стало ясно, что приобретенные ранее паровые яхты "Сесил" и "Сизн" слишком малы для перевозки такого количества груза. Пришлось им отвести вспомогательную роль. Покупка и снаряжение главного перевозчика оружия — 315-тонного парохода "Джон Графтон" — были обставлены настолько конспиративно, что даже сегодня многие детали этой операции остаются спорными. Пароход купил деловой партнер японской компании "Такада и Ко" Уоттом, затем его несколько раз перепродавали через доверенных лиц и, в конце концов, переименовали в "Луну".

Стремясь еще больше запутать следы, организаторы оплатили еще один пароход "Фульхам", на котором предполагалось вывезти оружие из Лондона и в море перегрузить его на борт бывшего "Джона Графтона". По транспортным документам "Фулькам" совершал долгосрочное плавание в Китай. 28 июля, сменив в голландском порту Флиссинген команду, "Джон Графтон" направился к острову Гернсей, где трое суток в шторм экипаж парохода загружал оружие.

Получив груз, "Джон Графтон" взял курс на северо-восток. Туда же под видом увеселительной прогулки направились яхты "Сесиль" и "Сизн". "Великий провокатор" Мотодзиро Акаси Пока судно бороздило воды Балтики, а Конни Циллиакус и Мотодзиро Акаси пытались подготовить благополучное завершение похода, в дело вмешалась большевистская группа РСДРП, которой не удалось в одиночку решить проблему с вооружением пролетариата.

Руководитель Боевой технической группы РСДРП Николай Буренин выехал в Женеву, где 9 июля встретился с Лениным и Гапоном. Посовещавшись, трое лидеров единодушно решили, что Буренин немедленно отправится в Лондон, где Георгий Гапон и передаст ему доступ к грузу "Джона Графтона". На следующий день большевик и Гапон благополучно выехали в столицу Великобритании. О результатах их встречи с Конни Циллиакусом ничего не известно. Но, скорее всего, договоренность об участии РСДРП о приемке оружия была достигнута.

Летом 1905 года произошло несколько событий, кардинально изменивших ход нашей истории. В Санкт-Петербурге серией текущих арестов полицией были обезврежены не только реальные, но и потенциальные приемщики ценного содержимого трюма "Джона Графтона".

Большевики же, по незнанию, полагали, что все нити предприятия держал в своих руках Гапон, и безуспешно пытались с ним встретиться. Они все еще надеялись на партию заграничного оружия. Буренин, уверенный в благоприятном исходе договоренности с Гапоном, самостоятельно взял дело в свои руки. Он распорядился предпринять несколько практических мер для хранения важного груза. Партийцы нарыли глубокие ямы в лесу и оборудовали склеп с подвижной надгробной плитой на Волковском кладбище. Только руководители РСДРП так и не узнали ни о маршруте "Джона Графтона", ни о местах его разгрузки. Священник на запланированную встречу в Финляндии не явился — либо по недоразумению, либо умышленно.

Капитан "Джона Графтона" получил приказ пройти датские проливы и 18 августа выгрузить часть винтовок к северу от Виндау, Следующим на маршруте лежал островок южнее Выборга. Здесь, по плану, пароход встречали на небольшом судне, чтобы перегрузить основную партию для доставки в Петербург. Однако в условленном месте пароход никто не ждал, и он вернулся в Копенгаген, где сменил капитана и пополнил запасы продовольствия. В этот момент финские активисты и обнаружили, что в Петербурге встретить транспорт с оружием некому, и решили самостоятельно, не поставив в известность Циллиакуса, принять груз и распределить его по собственному усмотрению.

Маршрут парохода был изменен, теперь он передвигался согласно последним указаниям финских партийцев. Новый курс выглядел так: Копенгаген — Кеми — Якобстадт — Аландские острова — Копенгаген. Получив предписание двигаться в Ботнический пролив, "Джон Графтон" в оговоренный срок успешно выгрузил некоторое количество вооружения в районе Кеми и Якобстадта. Вечером 6 сентября возле острова Ларсмо корабль ждал катер, на который переместили тысячу винтовок и большое количество патронов, и судно без задержек двинулось по намеченному пути дальше.

Однако новый капитан оказался неопытен, он не имел подробных карт этой малопосещаемой части Балтийского моря. В результате, рано утром 7 сентября в 22 километрах от Якобстадта "Джон Графтон" налетел на каменистую отмель. Весь день матросы спешно выгружали оружие на соседние острова. К вечеру, когда последняя винтовка легла в хранилище, судно решили заминировать. Прогремел взрыв такой огромной силы, что был слышен за 50 километров в округе. Не дожидаясь появления полицейских, команда воспользовалась парусной яхтой, предоставленной местными жителями, и ушла в Швейцарию.

Спустя несколько часов местные рыбаки обнаружили обломки парохода и сообщили о них полиции. К осени 1905 года из тайников на близлежащих от катастрофы островах власти извлекли то, что не успело разойтись среди здешнего населения: огромное количество винтовок, взрывчатки, патронов, винтовочных штыков и других боеприпасов. Только небольшая часть попала в руки революционеров. Финская партия активного сопротивления получила всего 300 единиц оружия. Несмотря на это, источники отмечают, что винтовки Веттерли встречались в Москве в декабре 1905 года, а в Финляндии они периодически появлялись вплоть до 1918 года.

Кавказский конфликт
В 1905 году на Кавказе прокатилась волна аграрных беспорядков, забастовок и стачек, обострились межнациональные противоречия, начались массовые кровопролитные столкновения, принявшие формы настоящей революции. В городах и сельских районах создавались боевые дружины и "красные сотни", которые вступали в перестрелки с полицией, нападали на банки, суды, полицейские участки. Наиболее массовой и влиятельной организацией Закавказья являлась социал-демократическая партия. Ее активно поддерживали не только рабочие, но и большинство крестьянского населения. Руководители партии считали "важнейшей задачей своей деятельности подготовку вооруженного восстания для уничтожения самодержавной власти и созыва Учредительного собрания". В начале августа в Париже грузинские революционеры встретились с Мотодзиро Акаси, где предоставили ему готовый проект поставки оружия на Кавказ. Японец не афишировал свое участие в этом деле. Мир между Японией и Россией был уже заключен, потому предложение кавказцев уже не представляло большого интереса для японского правительства. Не смотря на это в конце 1905 года денег грузинам-эмигрантам на вооружение рабочих и крестьян Акаси все же дал. Попытка вторая. "Сириус". Провал экспедиции "Джона Графтона" надолго перечеркнул планы руководителей пролетариата подбить народ на восстание в Петербурге. О получении оружия балтийским маршрутом не могла быть и речи. Оставалось одно — переправить боеприпасы на Кавказ через портовые города Черноморского побережья и сельские районы Западной Грузии, где сложились наиболее благоприятные условия для начала мятежа. В конце 1905 года кавказские революционеры отправили оружейный транспорт, приобретенный на полученные от Акаси средства. "Сириус" — 597-тонный пароход — купил в начале сентября 1905 года голландский анархист Кристиан Корнелиссен.



Он и стал капитаном судна. Для конспирации маршрут "Сириуса" предусматривал заходы во многие маленькие и средние порты, якобы для коммерческих целей. Слежку за пароходом тайным агентам осложнило то обстоятельство, что независимые друг от друга источники информации указывали полиции, что конечный пункт его путешествия — Финляндия. Поэтому, когда внимание властей привлек пароход Финляндского пароходного общества с тем же именем, совершающий свой обычный торговый рейс в Гельсингфорс, настоящий перевозчик оружия 22 сентября 1905 года уже спокойно вышел из Амстердама и взял курс на юг. В его трюмах лежали 8,5 тысяч винтовок "Веттерли" и 2 миллиона патронов. Двигался "Сириус" не спеша, по пути останавливаясь в прибрежных городах. Весь октябрь пароход кружил по средиземноморским портам, и только 25 ноября вошел в Черное море. Неподалеку от Поти команда перегрузила доставленное военное снаряжение на четыре баркаса. Памятник "Джону Графтону" на острове Ольер Первый баркас оставил груз в Потийском порту. В город удалось доставить свыше 600 винтовок и 10 тысяч патронов. Второй баркас задержала полиция, однако еще до ареста команде удалось выгрузить небольшое количество боеприпасов в районе города Редут-Кале. Судьба оружия с третьей шлюпки до сих пор не ясна. Известно только, что одна его часть была спрятана в имении князя Инал-Ипа, другая перевезена в Сухуми. С четвертого судна ружья выгрузили в районе Батуми и переправили в населенные пункты Кутаисской губернии. Кто организовал приемку груза "Сириуса", кто и как его распределял, в каких операциях революционной борьбы в Закавказье оружие нашло применение – точного ответа нет. Есть сведения, что оно попало по назначению, и лишь небольшая его часть была конфискована властями. Прибытие судна по времени совпало с началом массовых вооруженных выступлений, и особенно ожесточенных – в Поти, Зугдиди, Озургетах, Сухуми. Согласно источнику, "красные сотни" в Зугдидском районе применяли именно швейцарские ружья.

Ольга Перуновская.


Подписка на мой блог


Recent Posts from This Journal

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
lj_frank_bot
Sep. 9th, 2019 10:50 am (UTC)
Здравствуйте!
Система категоризации Живого Журнала посчитала, что вашу запись можно отнести к категориям: Армия, История.
Если вы считаете, что система ошиблась — напишите об этом в ответе на этот комментарий. Ваша обратная связь поможет сделать систему точнее.
Фрэнк,
команда ЖЖ.
von_hoffmann
Sep. 9th, 2019 10:51 am (UTC)
Категория "Армия" лишняя.
lj_frank_bot
Sep. 9th, 2019 10:56 am (UTC)
Спасибо, ваш ответ делает нас лучше
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

von_hoffmann
Россия — Родина моя!

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com