Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Category:

Муромцевское восстание: март 1930 года



Евгений Кравченко вспоминает перипетии восстания сибирских крестьян против коллективизации и репрессий, проводимых сталинских руководством, а также обстоятельства его жестокого подавления...
Зимой 1925 года в результате советской административной реформы из части уездов Новониколаевской и Омской губернии был создан Барабинский округ Сибирского края с центром в Барабинске. Летом 1929 года в округ передали Муромцевский район, расположенный на востоке современной Омской области. В конце зимы 1930 года Муромцевский район стал центром местного крестьянского сопротивления сталинской коллективизации.

В январе-феврале 1930 года в Муромцевском районе местные коммунисты рьяно приступили к репрессиям против «кулаков» и потащили остальных хлеборобов к «веселой колхозной жизни». Муромцевский райком партии возглавлял секретарь Пономарев, отдел агитации — Игнатенок. Не желавшие вступать в колхоз, объявлялись врагами советской власти. Иные ретивые уполномоченные по коллективизации заявляли селянам: «Кто не хочет входить в колхоз, тот поедет за[одно] с кулаками». Однако на призывы к созданию колхозов в селах и деревнях гневно реагировали не только середняки, но и многие бедняки, и даже часть батраков. Вероятно, такие настроения объяснялись хозяйственной спецификой и традициями региона. Коммунисты усилили нажим на деревню и репрессии. В селе Рязанском за антиколхозную агитацию большевики арестовали семь крестьян-бедняков. В ответ на террор и принудительную коллективизацию возникло низовое сопротивление. В Муромцевском районе его руководителями стал лесник Иван Шаварнаев, крепкие хлеборобы Иван Кондаков, Леонтий Шапочников, Поликарп Синаевский и Илларион Соломатов.

23 февраля в деревне Тармаклинская состоялось совещание повстанческого актива, созванное Шаварнаевым. Интересно, что в нем участвовали не только «кулаки», но и несколько бедняков. Повстанцы установили связь с сочувствующими в селе Кондратьевское, которых возглавляли Захар Белокуров, Михаил Сергиенко и Петр Мельников. И в Тармаклинской, и в Кондратьевском содержались арестованные коммунистами «кулаки», ожидавшие депортации или передачи местным органам ОГПУ.

1 марта в Кондратьевском началось восстание. Толпа хлеборобов примерно в 35–40 человек освободила арестованных крестьян, а затем двинулась в Тармаклинскую. Здесь их поддержали местные повстанцы, силы которых возросли до 150 человек. Повстанческий отряд возглавил Белокуров. Советский актив избили, арестованных освободили. В колхозе удалось захватить несколько винтовок. Затем повстанцы начали поднимать соседние деревни: Бакмакскую, Ляпуново и другие. В ночь на 2 марта повстанческий отряд из 20 человек во главе с бывшим милиционером Сергеем Петренко и Иваном Кондаковым начал наступление на райцентр Муромцево. Коммунисты в панике бежали из райцентра за 25 верст, хотя повстанцы до Муромцева не дошли, сбитые с толку слухами о прибытии туда сильного вооруженного отряда, предназначенного для борьбы с повстанцами. Каким-то образом селянам удалось наладить изготовление боеприпасов. Основу их вооружения составляло охотничье оружие: дробовики, берданки, малокалиберные винтовки (примерно 350 стволов). Кроме того в руках повстанцев оказались семь трехлинеек, три обреза, шесть револьверов и еще несколько стволов, захваченных у совпартактива. Патронов и оружия до крайности не хватало — и в этом заключалась одна из главных причин обреченности крестьянского повстанческого движения 1930–1932 годов.

Сотрудники ОГПУ докладывали позднее Сталину, что восстание, продолжавшееся десять дней, охватило в Барабинском округе 17 населенных пунктов в трех районах, более всего в Муромцевском. Однако местные партийные органы сообщали другие сведения: 28 населенных пунктов с общим населением 20,5 тыс. человек. При этом активно участвовали в движении до 1,5 тыс. крестьян (более 7 % населения). Лозунги повстанцев звучали так: «За освобождение кулаков от высылки», «Долой колхозы», «Долой деревенский актив», «Долой коммунистов из советов». В восставших деревнях советские активисты избивались и смещались со своих должностей. Их заменяли старосты, избираемые общими собраниям хлеборобов. Так произошло в деревне Тармаклинской. За десять дней восстания повстанцы убили шесть человек из числа местного актива, в частности члена окружного исполкома Пугача, а также избили около 70 советских, партийных и колхозных активистов.

Одна из повстанческих ячеек находилась в селе Рязанском. Ею руководил крепкий домохозяин Поликарп Синаевский. 1 марта, получив известия о восстании в Тармаклинской, Синаевский начал активные действия в результате чего восстали крестьяне деревень Вятская-1, Вятская-2 и других населенных пунктов. Рязанское стало центром и место сосредоточения повстанческих сил (до 500 человек) в западной и северной части Муромцевского района. Руководство восстанием взял на себя повстанческий штаб, созданный в селе Рязанское. В него вошли Поликарп Синаевский, Илларион Соломатов и бывший меньшевик Эрнест Гуппельц, участвовавший в годы гражданской войны в партизанском движении в тылу войск белого Восточного фронта. Соломатов и Гуппельц руководили боевыми операциями, а Синаевский — хозяйственными делами. 3 марта штаб решил организовать поход на Муромцевский райцентр, соединиться с повстанцами из Таркмалинской, прервать связь между Омском и Тарой, организовать освобождение депортируемых на север «кулаков». Руководители объявили о формировании семи взводов правильной военной организации.

Повстанцы нашли поддержку во многих населенных пунктах. В деревне Ляпуново в один из повстанческих отрядов вступил член ВКП(б) Полищук. В своей агитации повстанцы утверждали, что восстал весь Барабинский округ, а вслед за ним поднимется и Сибирский край. На самом деле никакой прочной связи с соседями повстанцы не смогли установить и даже не успели объединиться в рамках Муромцевского района. Если даже восстание подготовила законспирированная контрреволюционная («кулацкая») организация, о чем позднее сообщали чекисты, она выглядела весьма скромно. Повстанцы не имели ни стратегии движения, ни боеприпасов, ни ясного понимания ближайших задач, кроме изгнания местного совпартактива. Им не хватало дельных и толковых полевых командиров. Райцентр захватить не удалось.

Реакция большевиков на Муромцевское восстание оказалась быстрой. Уже 5 марта Рязанская была окружена карателями, разбившими основные силы повстанцев, среди которых по официальным партийным данным погибли 16 человек, а по данным чекистов — 31. В плен попали 700 повстанцев. Возможно, что в бою несколько десятков получили ранения, но сведения о раненых требуют уточнения. К 10–12 марта разрозненное повстанческое движение в Муромцевском районе удалось полностью подавить. Судьба руководителей восстания нам неизвестна.

За период с 1 по 13 марта 1930 года силами Полномочного Представительства ОГПУ по Сибирскому краю были ликвидированы повстанческие формирования общей численностью в 1431 человека (в боях убиты 93, ранены девять, арестованы 1329 повстанцев). К середине марта в Сибирском крае действовали 28 активных повстанческих формирования, с общим количеством участников в 2992 человека. Руководители ОГПУ резюмировали: «Банды уже сейчас при столкновении с нашими отрядами проявляют особую ожесточенность и упорство». В перечне регионов с активностью повстанческих формирований отмечались: Ачинский, Бийский, Канский, Минусинский и Омский округа…

Поздно поняли сибирские крестьяне, что принесла им большевистская власть.

Источник: http://beloedelo.com/researches/article/?271


Кнопка
или



Tags: деревня, история, коллективизация, коммунизм, копипаста, сопротивление
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 52 comments