Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Categories:

Широковская ГЭС: электричество на крови


Строительство Широковской ГЭС


ВВЕДЕНИЕ.
Трагедии массового масштабного гидростроительства, начавшиеся в СССР в 1930-ых годах, продолжились и во время Второй Мировой войны.

Во время тяжелейших для СССР первых военных лет, когда здоровые мужики так требовались на фронтах, сталинские репрессии отнюдь не ослабевают, а наоборот – усиливаются. В частности, в конце 1942 года на карте Архипелага ГУЛАГ появился новый лагерь: ШИРОКОВСКИЙ ИТЛ. Задача этого ИТЛ – строительство Широковской ГЭС на реке Косьве в Губахинском районе Пермского края у посёлка Широковский.

Так в системе гидроэнергетики СССР появилась еще одна станция, электричество которой будет замешано на крови несчастных заключенных, замученных на строительстве непосильным трудом и голодом.

ОБРАЗОВАНИЕ ШИРОКОВСКОГО ИТЛ И ЕГО ЧИСЛЕННОСТЬ.
В начале войны на Урал было эвакуировано большое количество промышленных предприятий. Они остро нуждались в электроэнергии. Одним из путей решения проблемы энергоснабжения виделось использование гидроэнергетических ресурсов региона, в связи с чем уже в 1941 году Ленинградский научно-исследовательский институт НКВД СССР «Гидропроект» начал изучение рек Урала с целью выявления возможности строительства гидроэлектростанций.

5 ноября 1942 года было подписано постановление Государственного комитета обороны СССР № 2484-с «О строительстве средних и малых гидростанций первой очереди на реках Урала», санкционировавшее возведение пятнадцати малых и трёх средних ГЭС в Уральском регионе с вводом их в работу в конце 1943 года. В числе средних ГЭС было запланировано возведение и Широковской ГЭС.

Широковский ИТЛ (Широкстрой, Широк-Вилухстрой, Широклаг), образуется Приказом НКВД СССР № 002592 от 27 ноября 1942.

Репрессивная система сталинского НКВД тут же отзывается на образование нового островка Архипелага ГУЛАГ и начинает активно наполнять Широковский ИТЛ заключенными, постепенно наращивая темпы прироста их численности.

Разумеется, местные партийные органы ВКП(б) стимулировали этот процесс.

Например, на заседании бюро Молотовского обкома ВКП(б) было принято решение «…просить ЦК ВКП(б) обязать НКВД СССР доставить на стройплощадки не позже февраля 1943 г. полное количество необходимой рабочей силы и обеспечить стройки инструментами, механизмами и транспортом» (Государственный общественно-политический архив Пермской области - ГОПАПО. Ф.105. Оп.9. Д.13. Л.103)

Численность Широковского ИТЛ отражена следующей статистикой:

Численность-широковского-лагеря



РАЗМЕЩЕНИЕ ЗАКЛЮЧЕННЫХ В ЛАГЕРЕ.
Зимой 1942 г. начался подготовительный этап на стройке Широковской ГЭС, во время которого строилась необходимая инфраструктура для выполнения основных работ по строительству (дороги, ж/д ветвь, линии связи, бараки). С 1 января 1943 г. началось выполнение плана основных работ (земляные работы, укладка бетона и железобетона).

Наряду с основными работами по строительству Широковской ГЭС продолжалось обустройство лагеря для прибывающего рабочего контингента. Согласно информационной записке начальнику политотдела ГУЛАГ НКВД СССР т. Буланову за январь-март 1943 г. лагерь был размещен в основном в палатках и частично в железнодорожных вагонах и землянках (ГОПАПО. Ф.1882. Оп.1. Д.5. Л.33).

Заключенные были разделены на «колонны» (административные деления). Из 20 колонн 16 были размещены в палатках, 2 – в железнодорожных вагонах, 1 – в землянке, 1 – в деревянном бараке. В записке отмечается, что большинство палаток было построено с нарушением элементарных правил: из жердей, с низкими нарами с поперечной укладкой, отсутствовало отопление. (ГОПАПО. Ф.1882. Оп.1. Д.5. Л.33) Отсутствие нормальных бытовых условий способствовало распространению различных болезней.

По мере пребывания новых этапов заключенных происходило перераспределение размещения заключенных. Например, к 01.08.1943 численность Широклага составлял 6366 чел (ГОПАПО, Ф.1882. Оп.1. Д.1. Л.13). Весь наличный состав лагеря распределялся уже по 5 отделениям и в ОЛПе (особом лагерном пункте) с общим количеством колонн – 22. В 17 рабочих колоннах люди были размещены в палатках, 3 колонны – в рубленых бараках, 2 колонны – в железнодорожных вагонах (с нормой 2 кв. метра на человека). Из этих данных видно, что ситуация с обустройством быта рабочих с начала 1943 года изменилась незначительно. Такое отношение к рабочей силе привело к тому, что в 1 половине 1943 г. было демобилизовано по состоянию здоровья 1 230 человек (ГОПАПО, Ф.1882. Оп.1. Д.1. Л.13.).

ТРАГЕДИИ ЗАКЛЮЧЕННЫХ.
Об организации трудового процесса свидетельствует бывший заключенный Гергет Вильям Эммануилович:

«При строительстве лежневой автодороги на створ будущей гидроэлектростанции были сформированы бригады. Образовали бригады вальщиков деревьев, бригады очистки деревьев от веток и сучьев, бригады, готовившие основной материал для возведения лежневой дороги, бригады раскорчевщиков, плотников – строителей дороги, трелевщиков. Не было не только трелевочных тракторов, но и лошадей. Люди тащили бревна вручную, с помощью веревок, перекинутых через плечо, наподобие того, как бурлаки на Волге в прошлом столетии тянули лямки баржи. …Весна принесла новые немалые трудности. Приходилось теперь работать в каше из мокрого снега и талой воды. Особенно доставалось вальщикам, трелевщикам бревен и подтоварника. Несчастные люди тащили бревна через горы снега и пни, оставшиеся от спиленных деревьев, по пояс в снежном месиве. Одежда и обувь промокали насквозь» (Немцы в Прикамье. XX век: Сборник документов и материалов в 2 т. – Пермь, 2006. Т.II. С.96-97. ).

В протоколе II партийной конференции строительства Широковской ГЭС от 3-5 февраля 1945 г. отмечается, что «значительным и существенным недостатком в работе в 1944 г. остается слабая организация труда». Примеров тому можно привести множество. Так, при подготовке шурфов для мелких взрывов рабочие должны были при помощи ломика и кувалды делать углубления в земельно-скальном грунте глубиной до 1 м. Это тяжелый и изнурительный труд. (ГОПАПО Ф.1882. Оп.1. Д.37. Л.6- об).

Камни перетаскивались просто на «загорбках» (т.е. на спине – О.И.). Разгрузка и погрузка камня и грунта на платформы осуществлялась вручную. Уплотнение грунта во временных сооружениях и в плотине производилось также методом ручной трамбовки. (ГОПАПО Ф.1882. Оп.1. Д.37. Л.5- об).

Другие бывшие заключенные ШирокЛАГа также оставили пронзительные воспоминания об ужасах пережитого в лагере.

«Разместили нас в бараках, где было очень холодно, и держали как преступников. Вскоре разделили по бригадам и вывели на строительство электростанции. Работа была очень тяжелая. Сначала работал на подсобных работах, потом участвовал на строительстве котлована. Приходилось выполнять различные земляные работы: долбили грунт, копали траншеи, возили бетон и т.д. И все это делали с помощью лома, кирки, лопаты и тачки. Вскоре одежда износилась, и нам выдали фуфайку и брюки, а обувь была из камеры на деревянной подошве.

Такая работа требовала полноценного питания, которого не было. Основная еда – это бульон (один ковш), 100 граммов хлеба и зеленый помидор. Приходилось жить и работать впроголодь. И пошла смерть косить людей. Очень много вчерашних фронтовиков раньше времени ушли из жизни на том строительстве. Многих актировали от истощения и отправляли в Сибирь. Даже сегодня, спустя пятьдесят с лишним лет, тяжело об этом вспоминать. До сих пор не знаю, что спасло меня тогда от смерти
» (Очиров У.И. С фронта – в лагерь НКВД, а потом в Сибирь // Мы – из высланных... С. 159).

«Девятнадцатилетний юноша и тысячи его земляков подверглись жесточайшему испытанию на выживаемость. Огромными, тяжелыми кирками, которые в руках удержать было нелегко, они добывали каменную породу в карьере. Добытые глыбы на руках переносили к машинам. Изнуряющий, нечеловеческий труд с ежедневной нормой выработки с кубометра камней и скудный паек быстро доводили людей до полного истощения. Не выполнивших норму заставляли работать всю ночь или оставляли без пайка.

В этих нечеловеческих условиях содержались и женщины-фронтовички, которых было около двух десятков.

Женщины жили отдельно, тоже в бараке, но нары у нас были одноярусные. Питание было очень плохое. Я много раз видела, как молодые люди подбирали объедки из помойной ямы и варили их в своих котелках. Мы, девушки, тоже хотели кушать, но терпели, в помойку не лазили
» (Книга памяти ссылки калмыцкого народа. Том 3, книга 1. С. 41).

Иногда заключенным Широклага выдавалось разовое дополнительное питание в качестве премирования «за высокие производственные показатели».

По воспоминаниям бывших узников ШирокЛАГа дополнительное питание выглядело следующим образом: «Кормили нас так отвратительно, что невозможно выразить словами. Ребята ходили по помойкам, собирали рыбьи головы, варили суп. Собирали также картофельную кожуру, жарили ее на железных печурках и ели. За перевыполнение нормы давали дополнительное питание – "премблюда". Это были ГЗ (горячий завтрак), который состоял из полуложки каши, и УДП (усиленный дополнительный паек) – из двух крохотных оладушек (Книга памяти ссылки калмыцкого народа. Том 3, книга 1. С. 13).

«После тяжелой изнурительной работы истощенные от плохого питания люди порой не могли подниматься на гору, падали и умирали на дороге, не дойдя до барака. Мы не могли понять, чем нас кормят: не суп, не щи, поэтому эту похлебку мы называли баландой, так как наливали нам на 4 человека один таз, в котором плавали четыре соленых помидора и больше ничего». (Выжил и не сломился. ИК, 28 декабря 1993).

«Очутились в зоне, за колючей проволокой, охраняемой солдатами. Строили сначала железную дорогу до ГЭС, а затем взялись и за нее. Работа была адская. С шести утра до шести вечера возили бетон на одноколесной тачке по 300-метровому бетонному трапу, установленному под углом, наверное, не менее 45 градусов. С полной тачкой несешься вниз, опрокидываешь в котлован, а затем — медленный, изнурительный путь наверх. Помню 10 столбов с цифрами 1, 2, 3, 4, 5 и т. д., через каждые 10 метров, вкопанные вдоль трапа. Пот застилал глаза, и после гонки с тачкой вниз опять подъем, а тачка все тяжелела, тяжелела... Кормили баландой, чтоб только ноги передвигал. Помню, до ГЭС рубили лес, корчевали пни. За 10 лишних пней, "сверхплановых", давали "ГЗ" (горячий завтрак – жидкий суп), если еще больше постараешься, покажешь рвение, то давали "УДП" (усиленный дополнительный паек). Люди надрывались, чтоб иметь лишний кусок, так хотелось есть. Многие умерли от голода, болезней. (Алексей Бадмаев, «Широклаг- смерти порог», Элиста, Джангар 1994г).

Разумеется, что при подобных условиях работы заключенных смертность была очень высокой. К сожалению, автору настоящей статьи не удалось найти ежегодные сведения о смертности заключенных в Широковском ИТЛ. Но отдельные сведения все же удалось найти.

Например, на 1 января 1944 г. численность Широковского ИТЛ составляла 2241 чел., из них умерло 233 чел., т.е. 10,4% (Н.В. Петров «История империи ГУЛАГ», глава 11).

Во время одной из прокурорских проверок прокурор Голубев Ф.П. обратил внимание и на то, что есть случаи безобразного отношения к людям. А именно: бани в некоторых колоннах отсутствуют. В этих колоннах люди поголовно завшивели. Отделения не обеспечены медикаментами. Нет аптечек. Плохо организована медицинская помощь. «Часто на умерших имеется диагноз «скоропостижно», а это значит, что человек несколько дней был без медицинской помощи. (Немцы в Прикамье. XX век: Сборник документов и материалов в 2 т. – Пермь, 2006. Т.II. С.96-97.).

Вильям Эммануилович в воспоминаниях пишет: «Холод, недоедание и каторжная работа вершили свое черное дело. Людей начал преследовать авитаминоз, затем появилась и крайняя его форма – пеллагра.

Выдерживали лишь те, кто обладал особой жаждой жизни, сильные не только физически, но и духовно. Остальные погибали. Вскоре трудармейцев стали преследовать массовые заболевания простудного характера и последствия истощения. Наши ряды редели, мы получали пополнения, но и они не могли восполнить потери
» (Немцы в Прикамье. XX век: Сборник документов и материалов в 2 т. - Пермь, 2006. Т. II).

О том, как хоронили умерших, свидетельствует бывший заключенный Широклага Басанг Баринов: «Кладбища не было. Трупы штабелями укладывали в траншеи, вечером сверху засыпали известкой, чтобы они разложились и впитались в землю. Я видел это своими глазами. Однажды видел большие штабеля из трупов - там были люди разных национальностей. Утром посмотрел - в траншее одна вода, голые черепа и кости." (документальный фильм «Преданные солдаты Широклага», Элиста, 2013).

Остановим приведение столь тяжелых свидетельств, дабы излишне не травмировать читателя.

Приведенные свидетельства составляют только небольшую часть, собранных автором настоящих строк в процессе написания настоящей работы. Автор полагает, что они являются достаточными для представления трагедий заключенных в Широковском ИТЛ и тех нечеловеческих ужасах сталинской системы насилия имя которой – ГУЛАГ.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
Сегодня с высоких трибун произносятся речи с выражением сожаления об исчезновении СССР с географической карты, а советские преступления над собственным народом оттеняются «победами социализма»: Победой в войне, великими индустриальными стройками, освоением космоса и так далее и тому подобное.

Пропаганда советских «успехов» вновь широко льется из СМИ, а о последствиях советского варварства намеренно умалчивается. Порочная традиция оценки советского прошлого с «государственнической» точки зрения, при которой частная жизнь людей и ресурсы природы рассматриваются как удобрение для этого явления, вновь вернулась в современную российскую жизнь.

Невыученные уроки истории приводят к тому, что неполученные знания и несделанные выводы обычно возвращаются новыми трагедиями. А общественного иммунитета к подобному явлению уже не будет – ведь общество лишило само себя внутреннего здоровья.

Источник: http://beloedelo.com/researches/article/?849


Кнопка
или



Tags: история, копипаста, репрессии, сталинизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments