Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Categories:

Воспоминание современницы о похоронах Сталина: «Радостный день, хороший»



Лидия Иванина, в тот день школьница.
Отец мой был водителем, а мама пекарем. Жили мы тогда в Москве на улице Жданова (которая теперь Рождественка), дом 20, квартира 18, на территории Рождественского монастыря. О репрессированных родственниках на тот момент мне известно не было. В нашей большой коммунальной квартире всегда было включено радио. По нему мама первая и услышала эту новость, а потом сообщила нам с сестрой, когда пришла будить нас в школу. Не могу сказать, чтобы я испытала какие-то эмоции. По крайней мере, мы не плакали, как некоторые. Ни родители наши, ни соседи не плакали. В школе рыдающих учителей тоже не видела, да и среди одноклассников не было. А вот сестра, меня на пару лет старше, у них в классе были рыдающие. Я в 4-м классе училась, сестра в 6-м.

Все эти три дня мы с мамой и сестрой были озабочены лишь одним: чтобы папа мог без приключений добраться домой с работы. Наш дом был рядом с эпицентром событий. Мы видели как во двор монастыря вносят трупы и распределяют по подъездам, поэтому голова была забита только тем, как папа, возвращаясь через Цветной бульвар на Рождественку, избежит быть затянутым в водоворот толпы. Около монастырской стены был такой пригорок, мы становились на него, выглядывали на улицу и оттуда смотрели на толпу спускающихся от Чистых прудов к Трубной.

На наших глазах несколько человек из толпы разбились об угол дома, стоящего на углу Рождественки и Трубной. Этот дом и сейчас существует (Трубная площадь, 2). У нас навсегда запечатлелась в памяти «девушка с косой». Погибшую девушку несли вверх по Рождественке к монастырю, а толстая белокурая коса свисала и тащилась по земле. К счастью, отец тогда благополучно смог вернуться домой. Показывал дежурившим на грузовиках военным документы с пропиской и его пропускали.

Еще мы думали об одной нашей родственнице, молодой и отчаянной. Почему-то мы были уверены, что она обязательно пойдет на прощание в Колонный зал. Как потом оказалось, не ошиблись. А о судьбе страны мы не рассуждали. Родители были фаталистами. У них как девиз было «будь, что будет». Когда мы пришли в школу — мы учились в 240-й школе, тоже на территории монастыря, — то там все уже было в траурном убранстве. Пионеров даже в узелок галстука обязали продеть черную ленточку. Траурный митинг был, конечно же, но в голове он не отложился. Родители тоже не обсуждали, как эти митинги проходили у них на работе.

На похороны мы не ходили. Нам было достаточно того, что мы наблюдали эту жуткую давку на расстоянии нескольких метров. Родственница одна наша пошла, как я уже сказала. Она постарше нас была лет на пять. Пошла с компанией. Но вовремя одумались, каким-то чудом им удалось из толпы вылезти. Вернулись домой невредимыми. Что уж ее туда повлекло — не знаю. Может и любопытство, а может и вовсе стадное чувство. Не знаю…

Вообще о будущем мы в тот момент серьезно не задумывалась. Но вот фразы «как мы теперь будем жить?» слышать приходилось и от соседей, и от одноклассников.

Родители наши Сталина никогда не боготворили, не восхваляли. Мама до конца дней почти (до 1990-х годов) при любом упоминании о нем возмущалась, как он допустил, что немцы подошли так близко к Москве. Не могла ему это простить. О том, что у нас был репрессирован родственник, мы узнали совсем недавно. Случайно, благодаря интернету. Все эти годы мой дядя (мамин брат), который был репрессирован в год моего рождения (осужден по статье 58 п. 10 военным трибуналом), считался пропавшим без вести. Вот мама моя, та знала нескольких соседей по двору, общалась с ними по-соседски, а потом за ними приехали «воронки». На ее памяти это было. На моей уже нет. Это все, что я на тот момент знала. После ХХ съезда, в 1956-м году. А полная информация открылась нам с перестройкой.

Я конечно каждый год помню, что это за день, 5 марта. А когда настроение есть и здоровье позволяет, то почему бы и не отметить. Радостный день, хороший.

Опять же, не восторгалась я Сталиным, в детстве мне было безразлично, ну а чем больше стала узнавать, тем больше стала ненавидеть.

Лидия Прокофьевна Иванина (р. 1942), педагог

Источник: https://050353.ru/2019/03/04/ivanina/


Кнопка
или

Tags: СССР, Сталин, история, общество
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments