Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Categories:

Немного о школьном питании в Совдепии



В школу я пошёл в 1979-м, и, соответственно, окончил школьный курс в 1989 году. Так что на мои школьные годы пришёлся самый конец Совка - с Лимпиядой, Продовольственной Программой, талонами (у нас в Иркутске их ввели в 1980 году), с Эпохой Пышных Похорон - ну, и с горбачёвской Перестройкой. Так что, мы, тогдашние школьники, наблюдали всю агонию советчины "от и до", но об этом - в другой раз. Сейчас - только о школьном питании.
Начну с того, что и в одиннадцатой, и в пятнадцатой школах кормили отвратительно. На обед предлагалось, как правило, одно блюдо - это была либо какая-нибудь несъедобная каша (чаще всего - рисовая или пшённая), либо вермишель, либо жидкое пюре на воде, к которым прилагалась или жаренная рыба - хек или минтай, или непонятного грязно-серого цвета котлеты. Никаких сосисок или сарделек не было и в помине: сосиски и сардельки в те времена в Иркутске были в дефиците, их отпускали(!) исключительно по талонам, и встретить их в меню школьной столовой было, попросту, нереально. Иногда, правда, в меню школьной столовой бывала жаренная колбаса - самая дешёвая, разумеется, та, что продавалась по 2.20, но потом и она исчезла.

Запивать эту жратву ("едой" это назвать язык не поворачивается!) предлагалось "на выбор" - либо холодной бурой бурдой светло-коричневого цвета под названием "кофейный напиток", в котором роль "кофе" выполнял жареный цикорий, либо такой же бурдой под названием "чай с молоком", либо чаем без молока - самым дешёвым грузинским чаем, от которого воняло веником, и который варился уже с сахаром, но сахара в него клали по каким-то там "советским ГОСТам" такое количества, что эта подслащенная жижа вызывала лишь жажду. Чуть выше я написал, что эти напитки шли в школьной столовой "на выбор" - но выбор этот делали вовсе не школьники - чем сегодня им придётся запивать "обед",решали исключительно буфетчица и повариха.

Формально, обеды эти были "горячими", но - лишь формально: порции раскладывались по тарелкам во время уроков, минут за двадцать до перемены, а затем дежурные по столовой расставляли всё это на столы - так что, к тому моменту, когда орава школьников со всех четырёх этажей врывалась в столовку, всё это успевало остыть. Я упомянул дежурных по столовой: кто же это такие? Это, как правило, трое всё тех же школьников - учащихся "дежурного класса" (каждую неделю один из классов был "дежурным" - это что-то, вроде "школьной ДНД"). В том, что дети любят пошалить,равно, как и в том, что их шутки бывают достаточно злыми, думаю, ни для кого секрета нет - так что, такие "невинные шалости", как плевок или сопли в чью-то тарелку или кружку во время раздачи, тоже, думаю, никого не удивят. Дежурные по столовой потом, на перемене, наблюдали, кому из учащихся достанется тарелка и кружка с их "сюрпризами", и тихо хихикали. Впрочем, плевок или сопли - это был ещё "лайт-вариант": особо изобретательные могли, к примеру, загодя отловить дома и принести в спичечном коробке таракана или мокрицу, и засунуть эту дрянь кому-нибудь в кашу, пюре или котлету (в котлету эти представители мира насекомых вдавливались пальцем - и это косвенным образом, как бы, намекает на странноватый состав котлетного "фарша").

Кроме этих порций, которые готовились на всю школу "по умолчанию", школьник мог купить в школьной столовой еду лично для себя, на выбор. Этот "выбор" был не слишком велик: какой-нибудь непонятного качества суп (как правило, борщ или солянка) - его покупали и хлебали, в основном, учителя; было ещё очень странное, неаппетитного цвета, блюдо под названием "запеканка" (те, кто её пробовал, переименовали её в "запиханку"), жиденький "компот", в котором плавала одна-две дольки размокшего сушёного яблочка, и - на выбор - соки: берёзовый, яблочный и томатный. Я очень любил томатный сок - он стоил тогда десять копеек - и классе в пятом-шестом мог на спор выпить до пяти стаканов. Спорили на рубль - и я, потратив 40-50 копеек на это дело, получал, вдобавок к любимому соку, ещё и 200% прибыли (почти по Марксу!). Так продолжалось ровно до того дня, пока однажды я не отравился этим соком, и не провёл почти целый урок в школьном туалете, в общении с унитазом: рвало очень сильно. Знающие жизнь старшеклассники объяснили потом, что "томатный сок" в школьной столовке готовят из томатной пасты, которую просто разводят кипяченой водой - а я-то всё гадал. почему школьный томатный сок не такой вкусный, как тот, что продавался в магазине "Овощи-Фрукты" в трёхлитровых банках...

Ни о каких бумажных салфетках на столах речи никогда не шло! - а алюминиевые ложки и вилки, которыми предлагалось есть эти "школьные обеды", всегда были плохо промыты, на них постоянно был плотный налёт холодного жира, который приходилось вытирать носовым платком прежде, чем приступить к скудной "трапезе". Поскольку жрать то дерьмо, которым кормили в школьной столовке, можно было, разве что, с большой, настоящей голодухи, школьники не столько обедали, сколько баловались: кидались кашей, огрызками хлеба, надкусанными котлетами... Ещё был такой "невинный прикол", который назывался "после сытного обеда вытри руки об соседа!"... Помыть руки перед едой и "после сытного обеда" было негде: возле входа в школьную столовку, конечно же, были в наличии раковины с водопроводными кранами, но, сколько помню, и в той, и в другой школе они были сломаны: один – просто напрочь сломан и перекрыт навсегда, а из другого еле-еле бежала струйка холодной воды, отмыть при помощи которой жир, если «добрые дети» тебя испачкали, не было никакой возможности. Мыла на этих умывальных столах не было от слова «вообще».

После каждой трапезы склизкие огрызки котлет, надкусанные куски жаренной колбасы, недоеденная рыба, каша, вермишель, пюре оставались на тарелках, были раскиданы по полу. Здесь же валялись надкусанные куски чёрного хлеба или белые булочки. Про булочки нужно сказать отдельно: как-то раз, когда я оказался в числе дежурных по школьной столовке, мы увидели эти булочки на подносах – мягкие, пышные!... но оказалось, что булочки эти, привезённые из пекарни сегодня, предназначены для послезавтрашнего(!) кормления школьников! Почему для послезавтрашнего, если через два дня они засохнут и зачерствеют? Мы не понимали этого тогда, но зато теперь я это прекрасно понимаю…

Всё очень просто: установка на то, чтобы школьные обеды были как можно менее съедобными, шла с самого верха – от директора школы Для чего это делалось? Для того, чтобы после обедов школьников оставалось КАК МОЖНО БОЛЬШЕ ПИЩЕВЫХ ОТХОДОВ. Пищевыми отходами откармливали свиней. Директора школ принимали на должность школьных буфетчиц, поварих и посудомоек каких-нибудь мразотных баб, у которых была родня в деревне, или которые сами жили на окраинах города, в частном секторе – имели свой дом с двором, и могли держать и откармливать свиней. В этой то ли «пищевой цепочке», то ли коррупционной схеме были задействованы директор (или директриса) школы, завучи и работники пищеблока: каждый день из школьной столовки на двор к школьной поварихе или к родителям школьной посудомойки в близлежащую деревню везли полные бачки пищевых отходов. Свиней откармливали для всех участников этой схемы. И, естественно, и поварихи-посудомойки-буфетчицы, и школьное руководство были напрямую заинтересованы в том, чтобы пищевых отходов было БОЛЬШЕ – а сделать это можно было одним только способом: готовить пищу так, чтобы есть её было НЕВОЗМОЖНО. Чем больше отходов в столовке – тем толще директорская свинья, завучихина свинья, поварихина свинья и т. д..

Здесь нужно вот ещё о чём сказать: в отличие от капиталистической Великобритании*, в социалистическом советском свинарнике в 1970-е – 80-е годы школьное питание НИКОГДА НЕ БЫЛО БЕСПЛАТНЫМ: ежемесячно каждый школьник сдавал на питание в школьной столовке то ли 5 рублей 67 копеек, то ли 5 рублей 76 копеек – точно не помню, но помню, что это была именно пятёрка с чем-то, а в «хвостике» у неё вертелись эти шестёрка и семёрка. Давайте теперь округлим эту цифирь в меньшую сторону – хотя бы, до пяти с половиной рублей – а заодно вспомним школьный курс арифметики, и подсчитаем, во сколько обходилось откармливание директорской и прочих свиней семье каждого ученика.

Учебный год в "совке" начинался 1 сентября и заканчивался 30 мая – итого девять месяцев. Из этих девяти месяцев неделя приходилась на осенние каникулы, ещё одна неделя – на весенние, и десять дней – на новогодние каникулы. Хорошо, округляем в бОльшую сторону, и выбрасываем месяц – с учётом всех праздничных дней, когда школьники не учились и школьную столовку не посещали. Умножаем пять с половиной рублей на восемь, и получаем цифру в 44 рубля (и не забываем, что сумму мы округлили в МЕНЬШУЮ сторону). В среднестатистическом классе совковой школы училось в среднем тридцать человек – перемножаем цифры, и получаем сумму в 1320 рублей с каждого класса ежегодно. Совецкая школа была десятиклассной, и на каждой параллели было, в среднем, по два-три класса – итого, 20-30 классов по три десятка человек в каждом. Перемножим эти цифры: в год на школьное питание родители совецких школьников сдавали суммарно от 26400 до 39600 рублей. Опять же, не забываем о том, что изначальную сумму, которая тратилась ежемесячно на школьное питание, мы округляли В МЕНЬШУЮ СТОРОНУ – значит, полученные цифры должны быть ещё больше. А если ещё учесть, что в некоторых школах было не две-три, а, скажем, пять параллелей – существовали классы «А» («алкоголики»), «Б» («бандиты»), «В» («ворьё»), «Г» («г*внюки» или «гондоны») и «Д» («дебилы»), то сумма будет ЕЩЁ БОЛЬШЕ… Кстати, вспоминаю, что одна моя знакомая рассказывала о том, что в начальной школе училась в классе под литерой «Ё» - и, да-да, по ней это было очень заметно. Смайл.

Вернёмся же, однако, к арифметике, и посмотрим, что у нас получается дальше. Я не знаю, сколько денег требуется сейчас, и сколько денег требовалось в гипотетическом 1984 году для того, чтобы откормить одну свинью, но мне, почему-то, кажется, что десятками тысяч рублей для этого в те годы не оперировали. В те годы в УК РСФСР от 1960 года существовала «расстрельная» статья 93.1, предусматривающая «пятнашку» или расстрел за хищение государственной или общественной собственности в особо крупных размерах – а эти самые «особо крупные размеры» начинались с суммы в пять тысяч рублей (знаю это потому, что под эту статью пытались «подвести» одну нашу дальнюю родственницу в 1983-м – правда, из этого тогда ничего не вышло).

Нет, безусловно, те суммы в двадцать с чем-то и даже в тридцать с чем-то тысяч вовсе не оседали в карманах директората совковых школ – они взимались постепенно, каждый месяц, и перечислялись на расчетный счёт какого-нибудь муниципального комбината детского питания или горторга, где на эти деньги закупались продукты для школьных столовых – вроде бы, всё честно и чисто… И в школьных столовых из этих продуктов, вроде бы, готовили не отраву, а именно еду… Точнее – ЖРАТВУ. То есть, такую пищу, которой, вроде бы, за один раз и отравиться нельзя, и, вроде, есть-то её тоже можно… но лучше – не есть. Таким образом, главной задачей школьных столовых было – ПЕРЕВОДИТЬ ПРОДУКТЫ. Готовить изначально невкусную и трудносъедобную пищу, ДОБРАЯ ПОЛОВИНА КОТОРОЙ ПОЙДЁТ В ПИЩЕВЫЕ ОТХОДЫ. Добрая половина – это 50% от изначальной суммы; делим наши цифры 26400 (если в школе две параллели) и 39600 (если три параллели) надвое – и получаем суммы, в первом случае, 13200, а во втором – 19800 рублей. Это – те суммы, которые косвенным образом директора совковых школ и школьных пищеблоков ежегодно тратили на откорм свиней. Повторяю: тратили КОСВЕННЫМ ОБРАЗОМ – путём перевода условно-съедобных продуктов в условно-несъедобные. Вы, господа, уже чувствуете на этом месте запах – нет, не прогорклого масла и жареного хека! – запах «расстрельной» статьи 93.1 УК РСФСР 1960 года?... Я тоже чувствую. Но я не помню ни одного случая, чтобы за свою любовь к свиноводству хоть один директор совковой школы получил бы приговор «самого справедливого в мире» совецкого суда, а следом за ним – ТТшную пулю. Или, хотя бы, срок… Такого просто не было.

Зато было другое. Выше я уже сказал о том, что то дерьмо, которое готовили в школьных столовках Большого Совецкого Свинарника, лучше было и не есть вообще. И, представьте себе: находились в совецких школах такие ученики (в том числе, и автор этих строк), которые на классном часе заявляли сами, или родители которых заявляли на родительских собраниях об отказе от ненавязчивого совецкого сервиса в виде школьной столовки. Как вы понимаете, директора совецких школ дураками и дурами не были; самодурами – да, очень часто, но – не дурами и не дураками. По крайней мере, деньги-то они считать умели – особенно, если речь шла о тех деньгах, которые должны были, пусть косвенным образом, но осесть в их карманах. И о таком понятии, как прецедент, они тоже имели понятие… А теперь представьте себе ситуацию, когда до директора доходит информация о том, что мальчик Рома из первого «А» класса вдруг заявил во всеуслышание о том, что больше он в эту противную столовую ходить не будет, потому, что там дают противную, отвратительную, невкусную еду?!... Более того: директору уже сообщили о том, что с первоклассником Ромой учительница уже пыталась «поговорить по-хорошему», но этот капризный мальчишка наотрез отказывается воспринимать аргументы про то, что «нужно кушать то, что едят все», про «как же ты будешь солдатом в армии?» и прочее бла-бла-бла. Более того: директору уже рассказали о том, что примеру мальчика Ромы уже последовали девочка Юля и девочка Лена, и ещё один хороший мальчик Алёша. И директор тут же сделал нехитрый подсчёт в уме: ежегодно из-за этого капризного первоклассника Ромы четверо первоклассников недодадут на продукты, как минимум, 176 рублей ( по 44 рубля с четверых) – а так как добрая половина того, что должны сожрать в столовке школьники, идёт в пищевые отходы, то на этом месте выясняется, что директорская свинья недополучит жратвы на сумму в 88 рублей. И это – только в этом году, и только с одного класса – а если учесть, что таких капризных и «шибко умных» мальчиков и девочек, которые отказываются выполнять ленинский завет «Жри, чё дают, падла!» становится всё больше и больше, то директору или директрисе на этом месте становится совсем печально…

И на этом месте криминальный интерес мелкотравчатого совкового чиновника запускает в действие фашистскую машину совковых репрессий и подавления индивидуальности, задействует все фашистские методы, принятые в одной, отдельно взятой и вверенной ему совковой школе. В ход идёт всё: «персональное дело» на классном часе, где неизменным рефреном звучит: «Противопоставил Себя Коллективу!»; в ход пускается и организованный бойкот, и «самодеятельная» травля, и мелкие провокации, и доносы, и конечно же, такие формы наглядной агитации и «пропесочивания в СМИ», как выпуск всевозможных стенгазет и «боевых листков» с ехидными, злыми карикатурами. Будем объективны: красные совецкие фашисты не умели грамотно организовать ни промышленность, ни сельское хозяйство, ни снабжение – зато, травлю неугодных красные совецкие фашисты умели организовывать превосходно! Не взирая на возраст жертвы.

И я им благодарен за это. Да, я благодарен коммунякам за то, что они начали травить меня ещё в первом классе среднеобразовательной иркутской школы №11 – травить за то, что посмел «противопоставить себя коллективу». Я благодарен им за то, что эта травля продолжалась, то ослабевая, то усиливаясь, все десять лет моей школьной учёбы, за то, что она продолжилась (правда, в гораздо меньшей степени) и в иркутской среднеобразовательной школе №15 – спасибо им за это! Просто, ещё в детском, дошкольном возрасте я где-то глубоко подсознательно, на генетическом уровне чувствовал и знал, что я и всё это красное быдло – не одно и то же, что они мне – никакие не «свои». И помню, как уже на линейке старшеклассников в пятнадцатой школе тамошний директор, глухой на всю голову Борис Николаевич Шикин при всех подтвердил то, что я где-то в глубине души знал и чувствовал. Я не помню, о чём шёл разговор на той линейке, но Борис Николаевич, прохаживаясь вдоль шеренг старшеклассников, выдал такой перл:

– А если вдруг на нас нападут американцы, и начнётся война с блоком NATO, то все вы, парни, пойдёте защищать родину – а такие, как Днепровский, и (здесь он назвал ещё три-четыре фамилии) – они предадут! Они перебегут к врагам, и будут стрелять вам в спину! Помните это!

…Нужно ли говорить о том, что в пятнадцатой школе, помимо прочего диссидентства, вроде самоисключения себя из рядов «внучат Ильича» и категорического отказа вступать в комсомол, я ещё и игнорировал школьную тошниловку, тем самым лишая директорскую свинью её «законных» помоев?...

______________________________________

* В Великобритании, со времён Второй Мировой войны, когда детей из зоны германских бомбардировок пришлось эвакуировать вглубь острова, Парламентом был подготовлен законопроект, утверждённый Королём Георгом VI: КАЖДЫЙ британский школьник должен был получать на завтрак кружку молока и булочку – за счёт государственной казны. Необходимость в действии этого закона сама собой отпала после войны, но, в силу традиционного британского консерватизма, анахроничный королевский акт продолжал действовать, и британским школьникам продолжали выдавать «военные» кружку молока и белую булочку вплоть до начала 80-х, пока тогдашняя Премьер-министр Великобритании Маргарет Тэчер не убедила Парламент в необходимости ЭКОНОМИТЬ ДЕНЬГИ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКОВ и инициировать отмену акта военного времени. Британские коммуняки и прочие леваки, конечно же, не упустили возможности пошуметь по поводу того, что «Мэгги украла у наших детей молоко!!!», но их вопли особого успеха среди британцев не имели.

Взято здесь: https://ru-ru.facebook.com/groups/dontlikeUSSR/permalink/1948319278634448/


Кнопка
или



Tags: СССР, история, копипаста, мерзости советской жизни, советчина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment