Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Category:

Непридуманные воспоминания о войне. Александр Ильич Шумилин, "Ванька-ротный"



Мы стоим на дороге. Кругом ночная тьма. Мы слушаем хриплый голос дождя и слышим его нарастающий топот. Дождь усиливается. Солдаты пригибают спины. Идти по дороге под проливным дождем не очень приятно. Но никто не разрешит солдатам сойти с дороги на марше, зайти в пустую избу, развалиться на грязном полу и укрыться под крышей на время от дождя. А пока ты должен стоять, как корова, высунув язык и собирая прохладные струи воды, которые бегут у тебя по лицу.
Они на вкус вроде талого снега. Не то, что вода из колодца или ручья. Дождевой водой не напьешься!
Мы стоим под дождем и ждем пока подтянется, подойдет наша пехота. Я подхожу к крыльцу, отстегиваю карманный фонарик. Мне его подарил старшина Волошин. В луче яркого света замелькали быстрые струи и потоки дождя. На меня никто не кричит и не цыкает. Хотя я без особой надобности свечу в темноте. Разведчики наверно думают, что я включил свет, чтобы зайти в избу и узнать, нельзя ли там переждать пока хлещет дождь. А так, от скуки светить фонариком, вроде и не к чему.
Я хочу взглянуть, как мелькают потоки дождя в луче света. Как далеко луч фонаря пробивает через стену потока. Мало ли когда придется светить во время дождя под носом у немцев. Мне это можно, а солдатам нельзя. Если солдат решит поиграть своим фонариком, и если полковое начальство увидит у солдата в руках фонарь, то отберет обязательно. Комбат из рук своего солдата выхватит фонарь и облает тут же, грубо. Штабные полка, фонарь заберут культурно. Мораль прочитают ласково, без лишних ругательных слов. Рядовому солдату не положено иметь электрический свет, тем более — трофейный. Может, ты хочешь перемигиваться с противником? Фонарь перейдет в другие руки в виде конфискации в "фонд обороны".
Солдату вообще ничего лишнего не положено. У солдата есть винтовка, лопата, противогаз, горсть патрон россыпью, пара гранат. Хватит — и так тяжеловато! Солдат молчит даже тогда, когда у него из котла уходит налево консервы и сало.
У разведчиков не возьмешь. А солдат-стрелок на войне не должен сильно наедаться. Ранит в живот — сразу заражение крови! Впроголодь безопасней! А что жидкое варево, то это подвоза нет. Мало ли, что с подвозом может случиться! Солдат должен воевать не жалея живота. А кому достанутся награды за эту деревню или высоту — для общего дела, значения не имеет! Он должен добывать славу дивизии!
А как быть с ранеными и убитыми? Раненых заберут. А с этими! Пусть полежат! Какая разница? Мертвые все равно ничего не чувствуют! Зарыты они или поверх земли остались лежать. Русский солдат и без могилы обойдется!
Сколько же их осталось лежать в канавах у дорог?! Упал на ходу, оттащили его в сторону, чтобы лошадям и живым не мешал. Так отбрасывают в сторону изношенную вонючую портянку, дырявую каску, пробитый навылет пулей котелок. Русский солдат, это русское чудо, это феномен природы. Упавшее дерево на дорогу — вдавят ногами в грязь, раздавят колесами в щепу. Представьте, упал на дороге солдат, по нему в темноте прошлись ногами, помяли ребра, а он оказался жив. Он оплошал, не успел податься в сторону, у него перехватило дыхание. Что это за солдат, у которого не хватило сил отойти с дороги и свалиться в канаву? Он не может крикнуть, не пошевелить рукой. Стойте! Что вы делайте? Он ещё живой! Как живой? Разве ты не видишь?
Солдат кроме винтовки и горсти патрон ничего не имел. Как не имел? А окопная вонь? А вши? А кровавые раны? Разве этого мало? Добавить ещё? А, что ты можешь добавить? Землю пухом! Что же ещё? А распаханные по весне белые кости! Может теперь хватит?
Не будем омрачать светлую память наших павших солдат. Поговорим об убитых потом. Впереди их будет много. Ох, как много!
Я стою у крыльца и смотрю, как в свете белого луча к земле стремительно несутся потоки мелкого дождя. Я нажимаю на кнопку и рычажком выдвигаю красное стекло. При свете красного — сверху льют потоки крови. Вот так, кровавой стеной, лилась на войне солдатская кровь.
Я меняю стекла. Убираю, красный и выдвигаю вместо него зеленый. Смотрю на солдат. Лица их меняют цвет с кроваво-красного на землисто-серый, — цвет обескровленных трупов. Выходит можно заранее при помощи фонаря увидеть, как будут выглядеть они в мертвом виде.
Я снова включаю белый свет и иду вовнутрь избы. Мирных жителей в избе нет, а кислый запах, и гнилой дух ударяет в нос при вдохе.
Мы могли бы зайти в дом и переждать дождь, но мы идем в общей колонне. Солдаты стрелковых рот тут же разбредутся. Их потом не соберешь до утра. Вот, если бы я ехал вместе с начальником штаба, и мы зашли бы под крышу, это для солдат не пример. Они субординацию понимают.
На войне не надо укрывать солдат от дождя. Это не свинцовые пули падают с неба. Это вам Россия-матушка, а не какая-то там немецкая цивилизация. Немцы не будут мочить своих солдат под проливным дождем. Они здоровье солдат берегут. А нашему русскому солдату Ивану от дождя абсолютно ничего не будет. Даже наоборот, небесной водой маленько обмоет. Приучить солдата к сухости и сытости, значит заранее проиграть войну.
Что же выходит? В паршивый дождь солдата нужно под крышей держать? На войне другой закон. Чем мокрей и злей погода, тем приятней будет солдату дойти до привала и привалиться на мокрую землю в лесу.
Короче говоря, дождь и мокрота в штанах у солдата, это не кровавая рана в бедре. Дождь, как дождь! Наше дело телячье. Обмочился и стой! Привал по приказу назначен где-то в лесу. Выходит фонариком в сторону избы я свечу напрасно. Конечно зря. Только немецкое электричество порчу.
Но вот на дороге появляется снова конный связной. Говорит, что пехота на подходе. Приказано трогаться...

Шумилин, Александр Ильич, "Ванька-ротный"


Кнопка
или



Tags: война, история, литература, творчество
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments