Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Categories:

О том как Сталин просил прислать британские дивизии в СССР




Забытая страница большой войны


Сталин – Черчиллю:
пришлите нам ваши дивизии!



Никакие цифры не изобразят катастрофу с такой пронзительностью, как просьба о помощи, если она высказана всесильным диктатором.


Откройте второй фронт уже в этом году!

Шесть посланий от Премьер-министра Великобритании У. Черчилля, одно из которых – совместно с Президентом США Ф. Д. Рузвельтом, было получено в СССР (шесть посланий за шесть недель!), прежде чем 3 сентября 1941 – через полтора месяца! – Председатель Совета Министров И. В. Сталин выслал свой ответ.

Он сообщил, что тяжелые территориальные, сырьевые и промышленные потери последних недель поставили Советский Союз "перед смертельной угрозой". И сразу известил своего британского коллегу, что существует только один выход из этого "более чем неблагоприятного положения": мощная помощь Советскому Союзу. Если ее не будет, возможны два исхода: поражение СССР или переход Красной Армии к пассивной обороне (той территории, которая еще не была "под немцем") и это – надолго!

Необходимая помощь должна быть двухкомпонентной.

Во-первых, второй фронт – в 1941 году. На Балканах или во Франции, причем такого масштаба, чтобы он оттянул с восточного фронта аж 30–40 немецких дивизий.

(Следовательно, до конца года, по мнению Сталина, Советский Союз еще был в состоянии вести активные боевые действия.)

Во-вторых, военные поставки. Здесь Сталин был весьма конкретен: "30 тысяч тонн алюминия к началу октября" и по крайней мере "400 самолетов и 500 танков (малых и средних)" ежемесячно.

Британский отказ

Ответное послание Черчилля было получено через три дня – 6 сентября. Он писал: "Как только германо-итальянские силы будут уничтожены в Ливии", противостоящие им британские войска, "смогут включиться в фронт на Вашем южном фланге".

Вот так: на вашей территории и конкретно на южном фланге, даже не спрашивая у хозяина, какая точка приложения британской мощи его устраивает. Он ведь предлагал вовсе не собственную территорию, а Балканы или Францию.

Понять Черчилля несложно: южное направление советско-германского фронта беспокоило Великобританию больше всего – из-за планируемого немцами прорыва в британскую тогда Индию.

Однако когда еще будет победа в Северной Африке... Из британского послания следовало, что не ранее лета следующего года. (Так и случилось: решающая битва – при Эль-Аламейне – будет выиграна 5 ноября 1942 года, а полностью немецко-итальянские войска перестанут сопротивляться в Северной Африке лишь 13 мая 1943 года.) Зато Сталин, как мы видели, не рассчитывал столько продержаться в одиночку в активном состоянии...

При этом Черчилль предупредил, что он, вообще-то, не гарантирует 1942 год в плане открытия второго фронта (и развитие событий, как мы знаем, это подтвердило). А закончил он этот пункт своего послания словами, что его страна "борется за свою жизнь",– так о какой существенной помощи в таких условиях может идти речь!..

Требуются британские войска!

Свой ответ советский лидер отправит через неделю, 13 сентября, и в нем...

В этом послании уже не было панических нот – речь шла лишь об "улучшении нашего общего дела". Однако не было и обиды на Черчилля за вмешательство в советские внутренние дела, наоборот, советскому диктатору Сталину его концепция понравилась...

Так что Сталин предложил реальную, по его мнению, альтернативу нереальному, по мнению британцев, плану второго фронта в Европе. По сути, это была модифицированная концепция Черчилля и формулировалась она конкретно: перебросить в СССР 25–30 британских дивизий. (Это была бы большая помощь: Финляндия и Румыния воевали против СССР, по словам того же Сталина, написанным 10 дней назад в предыдущем письме Черчиллю, таким же и даже меньшим количеством дивизий каждая – 20 и 26, соответственно.) Дабы исключить возможность разночтения, Сталин пояснил на примере: «как это имело место в прошлую войну во Франции". А это значит: британские войска прибудут для полноценного участия в боевых действиях на территории СССР!

Отказ... и почти согласие

Черчилль думал почти неделю (его послание было получено 19 сентября) и аргументировано отказал, добавив: "Мы изучим с Вами любую другую форму действенной поддержки..." (переведя с дипломатического языка, получаем: предложите что-то пореалистичнее). Правда, конкретно о просьбе Сталина прислать войска – ни слова...

Через два дня – еще одно послание, от 21 сентября, в котором Черчилль в принципе соглашался выделить "значительные силы, как воздушные, так и сухопутные, для совместных действий" снова "на южном фланге русского фронта" и снова при условии весьма проблематичной, как на тот момент, победы в Ливии.

Это послание заканчивалось, как никогда, словами:
"Верьте мне,
искренне Ваш
Уинстон Черчилль
".

Тем не менее, прошло еще десять дней, а Сталин продолжал молчать. Тогда Черчилль написал еще одно послание, на которое – через день – Сталин (наконец!) ответил.

В совокупности Сталин не писал Черчиллю три недели, а когда 3 октября написал, то, как и его британский корреспондент, ни словом не упомянул о своем "крутом" предложении...

Британские альтернативы

Более чем через месяц после выдвижения Сталиным предложений о присылке британских войск в СССР, а именно 12 октября, Черчилль нашел ей альтернативу: пусть Сталин использует на советско-германском фронте собственные войска, находящиеся в Иране ("имеющиеся там пять или шесть" дивизий), а британцы возьмут на себя их функции.

Сталин на это просто не ответил.

И только еще через без малого полтора месяца, 22 ноября, в связи с британским наступлением в Ливии Черчилль «вспомнит» о сентябрьском предложении Сталина.

Он был готов отправить в ближайшем будущем в Москву своего министра иностранных дел Энтони Идена. Целью этого визита было рассмотреть военные проблемы, "включая посылку войск не только на Кавказ" (вариант без участия британских войск на советско-германском фронте, то есть символическое участие), но и на линию фронта "на Юге".

При этом Черчилль добавил: "Ни наши судовые ресурсы, ни наши коммуникации не позволят ввести в действие значительные силы",– а затем усилил эффект "холодного душа": имейте в виду, что переброска британских войск через Иран приостановит военные поставки по этому пути.

Сталин в своем почти немедленном ответном послании, отправленном 23 ноября, согласился даже на не-значительные британские силы и на временное прекращение поставок через Иран.

Одновременно он теперь говорил о "большом положительном значении" "совместных действий советских и английских войск на нашем фронте" при условии, что они начнутся "в срочном порядке"! Возможно, он имел в виду крупные наступления Красной Армии, которые планировались на зиму: если в ближайшее время продержимся, то позже, мол, справимся и без вас.

Уже не надо...

Британцы в Москву тогда не приехали, а Сталин после начала весьма успешного и масштабного контрнаступления под Москвой (через полмесяца – 5 декабря), вероятно, поверил, что Красная Армия способна самостоятельно, без привлечения иностранных войск, побеждать вермахт.


Послесловие

В этом исследовании автор опирался как на источник информации о посланиях на книгу «Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-Министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны» (М.: Госполитиздат, 1958 .– Т. 1. Переписка с У. Черчиллем и К. Эттли (июль 1941 г. – ноябрь 1945 г.) .– 407 с.; Т. 2. Переписка с Ф. Д. Рузвельтом (август 1941 г. – декабрь 1945 г.) .– 296 с.). Отметим, что она была издана в Советском Союзе в период послесталинской "оттепели", к тому же, вскоре после XX съезда.

Поскольку издание было осуществлено «Комиссией по изданию дипломатических документов при МИД СССР», использованная публикация – официальная. Председателем Комиссии был доктор экономических наук А. А. Громыко, и на момент подписания книги в печать он – Министр иностранных дел СССР, а перед тем – заместитель министра. Это свидетельствует о высоком статусе издателя.

Кстати, в «ПРЕДИСЛОВИИ» к «Переписке...» говорилось:

«За пределами Советского Союза в разное время были опубликованы тенденциозно подобранные части вышеназванной переписки, в результате чего позиция СССР в годы войны изображалась в искаженном виде.

Цель этой публикации – способствовать установлению исторической правды
»
(т. 1, с. 3).

Извлекая из забвения эту страницу дипломатии военного 1941 года, мы воссоздаем еще один фрагмент исторической правды о не до конца известной широкому читателю великой войне.

Относительно датировки посланий процитируем упомянутое «ПРЕДИСЛОВИЕ»: «В тех случаях, когда» «даты подписания посланий» «не проставлены, указываются даты отправления или даты получения посланий» (т. 1, с. 5).

Геннадий Рыбалко


Кнопка
или



Tags: Сталин, война, история, предательство
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments