Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Categories:

8 июня 1855 года — рождение морского минного оружия


Подрыв на минах английских пароходофрегатов у Кронштадта.
Худ. А.Тронь. ЦВММ.


Шла Крымская война. В осаде находился Севастополь. Одновременно англо-французский флот появился у берегов России на Дальнем Востоке и в Балтийском море. Основная задача союзников на Балтике заключалась в захвате Кронштадта и прорыве к Санкт-Петербургу. Из-за подавляющего превосходства вражеского флота на море русское командование решило использовать в качестве одного из средств защиты морские мины.

В мае 1855 года англо-французский флот в количестве 101 вымпела вошел в Финский залив с намерением начать боевые действия против Кронштадта. Но на подходах к рейду крепости было уже выставлено более 200 гальванических и ударных мин конструкции академика Б.С. Якоби. Минные заграждения были выставлены на подходе и к другим русским портам и крепостям. Кроме мин Б.С. Якоби использовались мины системы штабс-капитана В.Г. Сергеева, капитанов Н.П. Патрика и Д.К. Зацепина.

8 июня 1855 года английский пароходофрегат “Мерлин”, на котором находились французский контр-адмирал Пено и английский контр-адмирал Дандас, в сопровождении еще нескольких пароходов, проводя рекогносцировку Северного фарватера, приблизился к русскому берегу. Внезапно в носовой части фрегата раздался глухой взрыв. Очевидец так описывал это событие: “Наш корабль накренился на бок и как бы готовился опрокинуться в раскрывшуюся перед ним бездну... Через несколько мгновений послышался второй взрыв, и почувствовалось сотрясение сильнее первого. Часть команды бросилась на палубу, и в течение некоторого времени продолжалась суматоха; бок судна получил течь, бимсы и пояса сломаны, палуба побита, и все мачты сломаны, и корабль спасся только как бы чудом”. Находившийся поблизости фрегат “Файрфлай” испытал такой же “сильный толчок”, получил повреждения, но остался на плаву. Вскоре последовали взрывы еще под двумя пароходами. Заряд мин был не велик, всего 7-8 кг пороха, поэтому подорвавшиеся корабли остались на плаву, но требовали ремонта в доке. Русские мины произвели огромное моральное действие на моряков англо-французского флота.

Подробное описание подрыва судов эскадры на русских минах дает французский писатель Базанкур. «Сотрясение было настолько сильным, - пишет Базанкур,- что можно было опасаться, что судно получило течь. К счастью, этого не случилось. Капитан Сулливан проложил курс дальше от берега и снова начал движение, на этот раз малым ходом, чтобы ослабить действие подрывных машин, которые судно еще могло встретить на своем пути. Действительно, едва прошло несколько минут, как снова раздался взрыв, опять в передней части судна, затем последовало сотрясение, еще более сильное, чем в первый раз. К счастью, незначительная пробоина, обнаруженная в обшивке судна, была легко и быстро исправлена. Но было очевидно, что в этих прибрежных водах противник установил большое количество «адских машин». Поэтому поспешили выйти из этих вод, принимая все меры предосторожности и постоянно делая промеры». Вслед за этим на мине подорвался пароход «Firefly». Базанкур сообщает, что «у его форштевня так же раздался взрыв, вызвавший на море такое волнение, что хотя «Merlin» был удален от «Firefly» более чем на 1 кабельтов, однако действие этого взрыва ощущалось на корвете.

Попытки повредить или уничтожить дорогой неприятельский корабль при помощи дешёвой бочки с порохом предпринимались и ранее. Но именно в России морские якорные мины были превращены в оружие. Перед Крымской войной на вооружении русского флота состояли два типа мин. Первый, разработки русского ученого немецкого происхождения Бориса (Морица) Якоби, представляли собой управляемое оружие. При появлении неприятельского флота такие мины подрывались дистанционно по электрическому кабелю. Эти мины назывались "гальваническими". Второй тип позднее назовут контактными минами, или «рогатой смертью». Их разработал по техническому заданию российского флота шведский изобретатель Эммануил Нобель, племянник небезызвестного Альфреда Нобеля. Взрывались они при непосредственном контакте с подводной частью корабля.


Макет мины Якоби 1854 г. в музее мосркого подводного оружия ЦНИИ "Гидроприбор".
Фото allmines.net, 2015


С началом военных действий оборона Кронштадта была усилена минными заграждениями, выставленными южнее и севернее острова Котлин. В 1854 г. на пяти минных заграждениях было выставлено 609 мин. В следующем году на подступах к Кронштадту выставили еще 8 минных заграждений из 1256 гальванических мин. Это стало сюрпризом для англо-французской эскадры из 11 винтовых и 15 парусных линейных кораблей, 32 колесных пароходофрегатов и 7 парусных фрегатов, вскоре появившейся на Балтике.


Схема минных заграждений у Кронштадта в 1855 году.

Балтфлот России (26 парусных линейных кораблей и 17 фрегатов) ввиду явного технического отставания в морские сражения ввязываться не стал. Как вскоре выяснилось, это решение было верным. 20 июня 1855 г. на минах Нобеля подорвались британские фрегаты «Мерлин» и «Фаерфлай». Малый заряд пороха (10 фунтов, т. е. 4,5 кг) позволил кораблям отделаться легким испугом. Однако психологический эффект оказался настолько сильным, что до конца войны ни один вражеский корабль больше не посмел приблизиться к Кронштадту.


Кнопка
или

Tags: РКМП, Россия, история, наука и техника, это интересно
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments