Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Categories:

15 июня - день памяти Алексея Баталова (20 ноября 1928, Владимир — 15 июня 2017, Москва)



В своих воспоминаниях Алексей Владимирович сказал простые и мудрые слова: «Надо обязательно дожить до старости, чтобы понять, как все тонко взаимосвязано вокруг. Порой нужно так мало, чтобы свершилось невероятное. Самое главное совершается всегда на уровне человеческом, а не глобально-государственно-космическом».

Он сам говорил, что все лучшее у него от предков. Дед и бабка артиста – знаменитые владимирские врачи, их знали и любили все жители города. Дед не разрешал дворнику закрывать ворота на ночь: «А что, если привезут больного?». Деда и бабку репрессировали в 1938 году. Оба они погибли.

Вот как сам Баталов вспоминал об этом: «Я просто не мог играть этих вождей, извергов, помня о маме, у которой почти всю семью посадили. Мои дедушка и бабушка, врачи, были репрессированы в 1938 году. Это были замечательные, добрейшие люди, двери их дома всегда были открыты. Дедушка умер во Владимирской тюрьме, а бабушка провела в лагерях десять лет».

Из-за этой боли, от этих ран, нанесенных лично ему и его семье Советской властью, Баталов отказался озвучивать «Малую землю» Л. Брежнева, играть роль молодого В. Ульянова. А пойти на этот шаг в 70-х годах в СССР мало кому удавалось без трагических для себя последствий. Как правило, такие люди оканчивали жизнь в качестве диссидентов за границей, и это в лучшем случае.

Но фильм «Летят журавли», взявший в 1958 году пальмовую ветвь Каннского кинофестиваля, стал иконой советского кинематографа и прижизненным памятником Алексею Баталову. Власти пришлось с этим считаться. В каком еще актере смогла так сочетаться интеллигентность, красота, простота и глубина мудрости? У которого бы из глаз светился мирный покой Неба.

Для того чтобы прийти к Богу, человеку нужен проводник. Для Алексея Баталова такими проводниками были архиепископ Киприан Зернов и протоиерей Борис Гузняков. На пасхальную службу к архиепископу Алексей попал когда еще был школьником. Хотя для ребенка в то время это было непросто:

«У церквей выставляли охрану, "дозор" и следили, чтобы молодежь не ходила молиться. Я помню, как возле нашего храма – Всех скорбящих Радость на Ордынке – стояли пионеры и следили. А в тот день отец Киприан, который был хорошо знаком с нашей семьей, сказал мне прийти задолго до начала богослужения, чтобы меня не увидели доносчики. Когда я пришел, он провел меня в свою комнатку, находившуюся прямо в здании храма и имевшую внутренний балкончик. С этого балкона я и наблюдал всю службу. Первый раз в жизни я увидел пасхальную службу всю целиком, от начала до конца, и был потрясен».

После смерти владыки Киприана настоятелем храма Всех скорбящих Радость стал протоиерей Борис Гузняков. Алексей Владимирович считал его святым человеком. Наверное, так и было, поскольку все знавшие отца Бориса отзывались о нем как о кристально чистом человеке. Он предсказал точно день и время своей кончины, что также косвенно свидетельствует о его святости. Отец Борис жил в домике недалеко от храма и по секрету, втайне, собирал у себя в подвале вещи для бедных людей. Ему приносили кто что мог. Кто ботинки, кто заштопанное одеяло.

Алексей Владимирович вспоминал: «Я помню, как бабушки ходили в пакетах на ногах, чтоб не замочить ног, сапог не было, видно, – приходили и брали кто что: кто калоши, кто – еще что-нибудь. А потом там, в этом же подвальном помещении, скрываясь от государства, стали заседать члены вновь организованного Общества Марфо-Мариинской обители милосердия».

Весь этот духовный опыт Баталова закрепился в его поездке в Иерусалим. «Все сошлось в одной точке! Я ехал туда выступать – это произошло еще в советское время, была организована какая-то встреча. И вот, наконец, я доехал до храма, где положена основательница Марфо-Мариинской обители, великая княгиня Елизавета, эта великая женщина, и ее келейница Варвара. Господь дал мне побывать там… Так что оказалось, что в Иерусалиме весь этот мой опыт закрепился, получил завершение, полноту».

А еще Баталову повезло с людьми. Его окружали люди, о которых он сам говорил: он обязан им самым лучшим, что есть в его жизни. Многие из них были загнаны в могилы советской властью.

«Я рос всю жизнь среди людей неугодных, не подходящих власти. Вместе с тем они были до того верны своему Отечеству – представить себе нельзя! Бог дал, я их видел близко и долго». С большим теплом и любовью вспоминал Баталов Анну Ахматову, как он ее, уже старенькую, провожал за руку к дому, в то время как в Союзе писателей ее вовсю поливали грязью. Больше никого у Анны Андреевны не осталось, сына арестовали, мужа – Николая Гумилева – расстреляли.

В одном из интервью он сам рассказывал: «Я с пятилетнего возраста рос в семье писателя Виктора Ардова, а у него собирались все кто можно, а точнее – кто нельзя. Пастернак читал главы из «Доктора Живаго», а прямо под окнами, не скрываясь и не стесняясь, стоял человек, который подслушивал и что-то записывал. Анна Ахматова, которая во время поездок в Москву всегда жила у нас, по телефону говорила только «да» и »нет». И больше ни одного слова. Конечно, все наши телефоны прослушивались. И, кстати, даже после смерти Анны Андреевны, когда ее отпевали и хоронили, вокруг храма стояла милиция. Человека, который снимал отпевание на камеру, понизили в должности. А люди все равно приходили, все равно стояла очередь проститься с ней. Такое было сложное время. Молодые люди сейчас этого не знают, но после войны по приказу Сталина из Москвы выселяли военных инвалидов, калек. И неважно, сколько у него медалей за отвагу. Ноги нет – портишь облик столицы. Убирайся на периферию. Я не мог играть кого-то из этих «руководителей».

Были у Баталова и встречи со святыми современниками, такими, как святитель Лука (Войно-Ясенецкий). В конце 50-х годов Алексей Владимирович снимался в Крыму в фильме «Дама с собачкой». Съемки пришлось прервать из-за болезни глаза актера. Софиты, без которых невозможно обойтись в кино, очень плохо влияли на зрение. Одним глазом Баталов уже почти не видел. Там он и познакомился со Святителем Лукой, который к тому времени уже не оперировал, но еще общался с больными. В своих воспоминаниях актер говорил, что святитель Лука «Был удивительным человеком. Всякий раз, когда я бываю в Крыму, захожу в Свято-Троицкий собор Симферополя, где покоятся мощи святителя, прошу его молитв».

Крест страданий не сломил веру Алексея Владимировича. У него родилась дочь хронически больным, почти недееспособным ребенком. Жена Баталова после этого оставила карьеру цирковой артистки и полностью посвятила себя ребенку. Когда артиста спросили, где он берет силы для того, чтобы продолжать верить и жить, он ответил: «Здесь уже ни на кого на земле не надеешься. Здесь – Его воля. Но здесь и ни в коем случае нельзя роптать – на судьбу, на несправедливость. Я стараюсь не роптать, а просить и надеяться. В любой жизненной ситуации, даже когда тяжело, всегда есть то, за что можно благодарить Бога».

А.С. Пушкин говорил, что главная черта достойного человека – это благочестие. Когда Баталова спросили, возможно ли современному актеру сохранить эту черту характера, он ответил: «Я себе представляю благочестием ответственность человека за то, что он делает и что говорит, как относится к окружающему миру. Благочестивого человека видно везде. И на работе, и на перроне вокзала он будет заметен. Он по-особому с людьми себя ведет, и это видно. Благочестие теперь дефицитная черта, которая отличает людей. Правда и то, что встречается она все реже и реже».

Каждому будет дано то, что он заслужил. Алексей Владимирович заслужил и оставил в наших сердцах добрую и светлую память.

Оригинал: https://spzh.news/ru/istorija-i-kulytrua/43563-blagochestivogo-cheloveka-vidno-vezde-svetloy-pamyati-alekseya-batalova


Кнопка
или



Tags: искусство, копипаста, общество, творчество, юбилей
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments