Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Categories:

25 августа — день памяти преподобномучеников Белогорского Николаевского монастыря



Долгое время обстоятельства страданий и смерти братии монастыря оставались тайной.
Основанный в начале 1890-х гг. в Пермской губернии Белогорский Свято-Николаевский мужской миссионерский монастырь к началу ХХ века имел огромную популярность среди православного населения урало-сибирских губерний России. Усвоив строгие организационные традиции афонского монашества, белогорские иноки успешно проповедовали среди местных старообрядцев. Потрясающая красота природы, высокая духовная жизнь и самоотверженный труд братии привлекали в монастырь свыше 70 тысяч паломников в год.

С 30 января 1897 иеромонах Варлаам (Коноплёв) стал настоятелем обители. Личность настоятеля, его опытность в духовной жизни, особый аскетизм и совершенно детское незлобие привлекали в обитель множество богомольцев. К святому стекался народ со всей Пермской губернии, приходили даже инородцы из глухого Закамского края. "Отец Варлаам — руководитель совести, — писал современник, — это лицо, которому поручают себя люди — миряне, так же, как монахи, ищущие спасения и сознающие свою немощь. Кроме того, к о. Варлааму, как вдохновенному руководителю, обращаются верующие в трудном положении, в скорбях, в часы, когда не знают, что делать, и просят по вере указания... Каждый, приходя к о. Варлааму, выносит сильное незабвенное впечатление: в нем есть неотразимая сила".

Архимандрит Варлаам (Коноплев) был членом Священного Собора Российской Православной Церкви 1917–1918 по избранию от монашествующих. В октябре 1917 вернулся в Белогорскую обитель и сложил с себя полномочия члена Собора.

Вершиной развития «Уральского Афона» стало завершение строительства на Белой горе величественного Крестовоздвиженского собора, освященного в июне 1917 года.

Дальнейшему процветанию Белогорского монастыря помешала революция, приведшая к власти большевиков. В октябре 1918 г. произошел разгром Белогорского монастыря. В Осинском уезде, где находился монастырь, «красный террор» отличался невиданной жестокостью.
Архимандрит Варлаам не сомневался, что насильственная смерть не минует и его. Он готовился к смерти сам и укреплял братию.

30 июля 1918 трагические события докатились и до Белой горы. Пригласив якобы на собрание в село Юго-Осокино (ныне село Калинино Кунгурского района), большевики арестовали архимандрита Варлаама. Последние слова обречённого на смерть, связанного белогорского настоятеля прозвучали с телеги, увозившей его из родного села, и были обращены к тем, кто с плачем бежали за ним: "Не бойтесь убивающих тело, душу же не могущих погубить".

Он был отправлен в город Осу и, зверски замученный большевиками, брошен в Каму. Это случилось 25 августа 1918.

После расправы над настоятелем большевики занялись ликвидацией обители. Репрессии братии сопровождались грабежом монастыря.
В главном алтаре собора красноармейцы разворотили и осквернили престол. В келье архимандрита Варлаама устроили отхожее место, а иконописную мастерскую превратили в театр, где монастырских мальчиков-певчих заставляли петь светские фривольные песни. Многие монахи были после зверских пыток убиты.

Существует немало документальных и устных свидетельств о том, как расправлялись большевики с белогорскими монахами. Костина В. опубликовала воспоминания двух отшельниц Марии и Анны – духовных чад настоятеля Белогорского монастыря архимандрита Варлаама (Коноплева), подвизавшихся в 1918 г. недалеко от Белой горы. «Ослабев от голода, послушницы вышли из пустыньки и направились на Гору. Подходя к обители, они вместо братии встретили часовых, которые им сказали: "Уходите быстрее! Все расстреляны, никого нет, монастырь закрыт".

Монахов ставили в два ряда и расстреливали прямо на глазах у местных жителей Белой Горы. Кто пытался подойти или протестовал, в тех тоже стреляли. Хоронить не давали
».

Это свидетельство не противоречит материалам, помещенным на страницах белогвардейской газеты «Освобожденная Россия», где рассказывается о поездке на Белую Гору епископа Бориса (Шипулина), назначенного Сибирским ВВЦУ управляющим Пермской епархией после изгнания красных.

24 февраля 1919 г. войска генерала Вержбицкого выбили большевиков из Кунгура. Белая гора оказалась на освобожденной территории. 4 марта туда прибыл епископ Борис, совершая свою первую поездку по епархии. «…Увиденное и услышанное на Белой горе превзошло все ожидания. Уже были найдены тела иеромонахов Илии и Сергия с исколотыми штыками шеями, с размозженными черепами и прострелянными ладонями. Епископу сообщили следующее: 102 насельника Белой Горы были угнаны на окопные работы […] В главном алтаре собора осквернили и разворотили престол[…], все имущество монастыря разграбили настолько, что из швальни было взято последнее шило[…]. Та же картина разрушения и зверства оказалась в Серафимо-Алексеевском скиту. Из числа насельников было убито 9 человек. В Осе были обнаружены тела трех скитников – иноков Сергия, Исаакия и рясофорного послушника Павла. Их извлекли из ямы, залитой нечистотами. У этих мучеников размозжены головы, вырваны куски тела из боков, нанесено множество штыковых ран, надломлены голени…».

Известно, что в апреле 1919 г. епископ Борис инициировал расследование обстоятельств террора против духовенства в Пермской епархии, в том числе белогорской братии. Материалы работы следственной комиссии правительства А.В. Колчака сохранились и были частично опубликованы С.С. Балмасовым. Они рисуют наиболее полную картину зверств большевиков в отношении монахов Белогорского монастыря.

Во время следствия иеромонах Белогорского монастыря Иосиф (Воробьев) показал: «Аресты преимущественно производились Осинской чрезвычайной комиссией и по ее распоряжениям. Между 8-10 октября 1918 г. Юго-Осокинской чрезвычайной комиссией были арестованы иеромонахи Иоасаф и Сергий, которые высказывали негодование Советам, называя комиссаров продажными душами, что и послужило причиной их ареста, а позже 6 ноября, по доставлении их в Осу, – причиной расстрела. Одновременно с ними было арестовано 6 монахов, из которых 3 бежали, остальные были отправлены большевиками в Вятку[…]. Никаких мандатов и документов при арестах обвиняемым большевиками не предъявлялось и оставлено не было».

Из показаний ясно, что массовый арест монахов был произведен между 10-13 октября 1918 г. при совершении в монастыре всенощного богослужения. Общее количество арестованных в этот день было около 170 человек. Из них некоторые были мобилизованы красными, оказались на фронте и бежали оттуда, другие были взяты сибирскими войсками в плен на станции Шумаково, находясь на принудительных работах. Третьи скрылись и бежали во время отступления красных из Перми. Из числа бывших арестованных и оставшихся в живых в монастырь вернулось 43 человека.

Могилы мучеников были скрыты властями, и место их нахождения неизвестно.

В 1998 преподобномученика архимандрита Варлаама (Коноплева), первого настоятеля и устроителя Белогорского монастыря, и иже с ним убиенную братию Белогорской обители прославили как местночтимых святых Пермской епархии.
На Юбилейном Архиерейском соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 белогорские мученики причислены к лику святых новомучеников и исповедников российских для общецерковного почитания.

По материалам:
https://bogoslov.ru/article/1282372
https://pravoslavie.ru/73204.html

Найдено здесь: https://vk.com/anti_soviet_coalition2_0?w=wall-131617902_186530


Кнопка
или



Tags: Православие, история, коммунизм, копипаста, революция, религия, репрессии, церковь
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments