Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Categories:

Мы здесь власть



Борис Акимов
фермер, кандидат философских наук

В деревне по соседству была добрая традиция. Вынести мусор из дома и положить его около дороги. Через пару часов собаки мусор растаскивают, и он валяется по всей улице. Старая добрая традиция всегда имела логичное объяснение: местные власти не ставят контейнеры, а до ближайшей помойки мусор возить далеко (минут пять). Эта версия казалась жителям невероятно убедительной. Нельзя сказать, что замусоренные улицы были им дороги и симпатичны, но логика казалось неоспоримой. Кто, если не другие, должны решить проблемы наших замусоренных улиц?

Нация, пережившая советский XX век, находится в посттравматическом состоянии. Нас почти сто лет приучали к бездействию и безынициативности. Все решено где-то там. Решено глупо, нелепо, несправедливо. Но зато решено за нас. Теперь можно сидеть на кухне и материть этих самых, решивших все так криво и косо. В этом смысле мы очень свободны. Именно свобода является чертой этой самой посттравмы. Свобода от ответственности. Тех, кто брал, делал и не боялся ответственности, в 1917-м, а потом в 1929-м, 1937-м и так далее – упорно вырезали, высылали, загоняли в подполье. Когда режим перестал быть кровожадным, безответственность превратилась в модель устойчивого поведения, в удобную модель. Всегда кто-то еще должен, только не я.

Все более-менее слышали словосочетания «земский врач» или «земская школа». Но почти никто не ассоциирует эти слова с проявлением личной ответственности людей, живущих на одной территории. Ответственности местного сообщества за себя и вверенную ему просто по факту проживания территорию. А было буквально так: некоторые сознательные граждане брали на себя ответственность, сами облагали себя добровольными сборами (налогами). То есть просто скидывались и содержали школы, больницы, строили дороги и убирали мусор. Они не ждали от царского правительства врачей и не сетовали на то, «куда же идут наши налоги». Они действовали. Они самостоятельно и по доброй воле ограничивали свою свободу ответственностью. И тем самым брали власть в свои руки.

Цифры земской деятельности пока кажутся современному российскому обществу, склонному к диванной критике, чем-то из сферы унылой и пыльной статистики, не имеющей за собой ничего героического и притягательного. Между тем можно себе только представить, сколько тысяч примеров деятельных людей за всеми этими цифрами стоит. В 1913 году в земских школах обучалось почти два миллиона детей. Из 44 600 школ, существовавших в стране, более половины были земскими. Еще один пример – библиотеки. В 1864 году в земских губерниях (там, где ввели земства) России было 152 библиотеки, из которых 84 работали в столицах. За 50 лет их число возросло до 12 627. Читательская аудитория составляла около двух миллионов человек.

Земские врачи – воспетые Булгаковым и прочей литературой начала XX века – главный, наверное, символ нового местного ответственного бытия. Один из моих прадедов был земским врачом. По всем семейным легендам – считался главным героем местности. К 1910 году в России было 3012 земских врачей. Всего же почти 40 тысяч человек медицинского персонала – врачи, аптекари, фельдшеры, провизоры, заведующие санитарными и ветеринарными бюро и т. д. – работало в органах земской медицины.

Такая бурная добровольная деятельность людей, взявших власть (то есть деятельную ответственность) на себя, поражает. Еще более удивительно для большинства наших современников то, что участие в этом акте гражданской ответственности за сообщество и территорию касалось только тех, кто сам этого захотел. Не хочешь ответственности – не будет у тебя её. Будешь сидеть на кухне и ругаться. И были и такие. Но тех, кто был готов действовать и браться, хватало на то, чтобы все эти сотни больниц, школ, дорог построить и содержать.

По мне, гражданское общество – это общество тех, кто готов брать ответственность на себя. Общество тех, кто готов действовать, не переваливая (пусть и с праведным гневом) ответственность на других (жена, дворники, соседи, чиновники и т. д). Сначала спросим с себя, а потом с окружающих.

«Кто здесь власть? Мы здесь власть!» Мне, при всем моем консерватизме и антипатии к революционной и разрушительной риторике, нравится этот лозунг. Власть – это в первую очередь ответственность. Во всяком случае, так должно быть. Русские люди XIX века, пошедшие в земства и взявшие ответственность за скучные дороги и больницы на себя, стали реальной властью. Они творили историю своей земли, действовали и превращались в ту самую честную власть благодаря своей решительной ответственности за окружающий мир (квартал, деревню, район).
В деревне по соседству совсем недавно случилась маленькая мирная революция. Группа граждан вышла на улицу, вычистила ее от мусора и разбила на месте бывшей помойки сад с туями. Вот уже три месяца ни один пакет не был выброшен в новообразованный садик. Маленькое гражданское общество в деревне по соседству решило за день проблему, о которой на кухне ругались многие годы. В другой деревне по соседству местное гражданское общество самостоятельно построило дорогу. А в третьей деревне чуть подальше умудрились сами организовать школу.

Кто здесь власть?

Оригинал статьи: https://vz.ru/opinions/2020/12/16/1075845.html
Фото: Сергей Мальгавко/ТАСС



Кнопка
или



Tags: Россия, идеология, копипаста, мерзости советской жизни, общество
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments