Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Categories:

Коммунистический теракт в кафедральном соборе в Софии



16 апреля 1925 года в Кафедральном соборе Софийской митрополии, где проходило отпевание убитого 14 апреля того же года генерала Константина Георгиева, состоялся один из самых кровавых терактов ХХ столетия — Нападение на Собор Святой Недели (Атентатът в църквата «Света Неделя»).
Взрыв был произведен накануне Пасхи – на Страстной неделе, в Великий четверг.
Этот террористический акт был организован из Москвы по плану Коминтерна силами Разведупра РККА. Само собой, настоящие организаторы этого преступления остались в тени, а вся вина была возложена на так называемую «группу левых коммунистов» в Болгарской Коммунистической партии (БКП).

Подготовка теракта

После поражения в Сентябрьском восстании 1923 года БКП была вынуждена уйти в подполье. Ее руководители Г. Димитров и В. Коларов успели уехать из страны и находились в Советском Союзе, а в Болгарии, в результате запрещения было арестовано почти всё руководство компартии и многие её члены. В этих условиях в рядах Военной организации БКП усиливается влияние группы левых коммунистов, которыми готовится акция.
Изначально планировалось убить директора полиции Владимира Начева, после чего во время траурной церковной службы, где, как предполагалось, должна была собраться вся элита государства, осуществить масштабный теракт, который должен был быть использован в качестве начала революции.
Однако через некоторое время стало понятно, что Начева – из-за его усиленной охраны – убить было трудно. Тогда наметили другие жертвы: царя Бориса III, а также генерала в отставке, бывшего начальника штаба Пятой Дунайской дивизии и заместителя командующего армией, депутата правящей партии «Демократически сговор» Константина Георгиева.
14 апреля 1925 года коммунисты организовали покушение на царя Бориса III. Борис в сопровождении четырёх человек отправился на машине на охоту на перевал Арабаконак около городка Орхание. На обратном пути раздались выстрелы, телохранитель царя и сотрудник Музея натуральной истории были убиты, шофёр ранен.
Борис попытался взять управление машиной, но не справился с ней, и автомобиль врезался в телеграфный столб. Водитель случайно проезжавшего мимо грузовика помог Борису и двум оставшимся в живых его спутникам скрыться.
Покушение на царя Бориса III закончилось неудачей, однако в тот же день в 20.00 террористам удалось застрелить Константина Георгиева.

Осуществление взрыва

С помощью завербованного военной организацией БКП пономаря собора Святой Недели Петра Задгорского, в собор было внесено 25 килограмм взрывчатки. Она была заложена под одну из несущих колонн купола.
В 7 часов утра 16 апреля в собор прибыл руководитель операции Никола Петров.
Траурное шествие вошло в собор в 15 часов, службу вёл митрополит Стефан (будущий экзарх). Царь Борис III отсутствовал — он находится в Арабаконаке, где за два дня до этих событий подвергся нападению.
В самом начале церемонии гроб был поставлен рядом с заминированной колонной, однако потом, из-за большого количества присутствующих, было решено перенести его немного вперёд. Так, по случайности, самые высокопоставленные лица оказались отдалены от места взрыва.
В соответствии с планом операции, после начала песнопения Задгорский подал знак и Петр Абаджиев привёл в действие адскую машину — в 15 часов 20 минут раздался взрыв…
Для пущей верности взрыв тротила был дополнен пуском ядовитого газа из большой бутыли с серной кислотой.
С оглушительным грохотом на головы ничего не подозревавших людей обрушился купол собора. В воздухе встал смерч из обломков черепицы, кирпича, балок. Высокий чёрный столб дыма повис над столицей…


Взрыв Собора Святой Недели


Потом покрытая пылью и пеплом толпа бросилась к выходу, топча тех, кто лежал на полу. В этот момент царский автомобиль как раз выехал на улицу, ведущую к собору. Борис III увидел издали яркую вспышку под куполом собора и чёрный дым, поваливший из руин.

Жертвы теракта

На месте были убиты 134 человека (среди них целый класс девочек-гимназисток, певших в церковном хоре).
Среди погибших оказались мэр Софиии, шеф полиции, 12 генералов (генерал от инфантерии, командующий Первой болгарской армией во время битвы за Дойран Стефан Нерезов, генерал-лейтенант, военный министр во время Первой мировой войны Калин Найденов, генерал-лейтенант, командующий Одиннадцатой македонской пехотной дивизией Крыстю Златарев, генерал-майоры Иван Стойков, Павел Павлов, Станчо Радойков, Иван Табаков, Стоян Пушкаров, Григор Кюркчиев, Александр Давидов, Петр Лолов), 15 полковников, 7 подполковников, 3 майора, 9 капитанов, 3 депутата.
Было ранено 500 человек. Их, едва живые, извлеченные из-под обломков тела, были отправлены в больницы, где в длительных мучениях умерли еще 79.
Общее число погибших составило 213 человек.
Были еще, безусловно, искалеченные, осиротевшие, потерявшие родных и близких…

Последствия теракта

В Болгарии сразу было объявлено военное положение и началась облава на членов Болгарской компартии при содействии населения и силами в первую очередь добровольцев. Каждый, у кого находили оружие и взрывчатку, считался террористом со всеми вытекающими последствиями.
Военный министр генерал Иван Вылков отдал приказ войскам присоединиться к репрессиям:
«Все гарнизоны и военные части должны во взаимодействии с местными органами власти согласовать средства борьбы с коммунистическими и земледельческими союзами. Прежде всего требуется ликвидировать наиболее способных и наиболее смелых носителей этих идей — интеллигентов. В наикратчайший срок должны быть составлены списки этих людей, чтобы появилась возможность в любой момент их уничтожить — виновны они или нет. Каждый схваченный должен быть осуждён и казнён в течение двадцати четырёх часов. Бунтовщиков казнить на глазах у их сообщников, тех, кто откажется подчиняться офицерам, немедленно расстреливать».
Застреленным «при попытке к бегству» ещё повезло, ибо многих ждала куда более зверская расправа. Подозреваемых душили верёвочными петлями, сжигали живыми. Ночами по безлюдным улицам мчались крытые брезентом фургоны, битком набитые трупами.
До конца апреля в полицейских участках, тюрьмах, казармах и братских могилах нашли свою смерть 503 человека. Среди них были журналисты, писатели, поэты. Официально было объявлено, что они пали жертвами «неизвестных лиц».
Только после того как властям сдался соборный сторож Пётр Задгорский, полиция приступила к целенаправленным арестам.
Исполнителей и организаторов этого теракта полиция установила быстро – благодаря расследованию по горячим следам и массе документов, обнаруженных на конспиративных квартирах. Был найден даже письменный приказ из Москвы о приведении БКП в боевую готовность в ночь на 16 апреля.

С 1 по 11 мая в Софии прошёл суд над членами БКП, результатом которого стали смертные приговоры, в том числе для Петра Задгорского и подполковника Георгия Коева, у которого укрывались Марко Фридман и убитый во время ареста Иван Минков. Станке Димитров, Петр Абаджиев, Димитр Грынчаров, Николай Петрини и Христо Косовский были приговорены к смертной казни заочно (трое последних были задержаны, и приговоры в их отношении были приведены в исполнение до конца той же недели).
На судебном процессе по делу о взрыве в соборе Святой Недели Марко Фридман, самый высокопоставленный из троих обвиняемых (он входил в центральный аппарат компартии), признался, что Военная организация финансировалась из Советского Союза, откуда ей поставлялось вооружение и боеприпасы.
Приговоренные к смертной казни были повешены на голом пустыре под городом, на глазах у десятков тысяч людей. Фридман подошёл к виселице с дымящейся сигаретой, зажатой в уголке пересохших губ. Потом в городе еще несколько дней спорили, что это — наглость или героизм…


Казнь организаторов и исполнителей теракта


В СССР сумели сбежать командир группы Никола Петров, еще один боевик Димитр Златарев, а также Петр Абаджиев, непосредственно замкнувший контакт на взрывателе (этот последний – Петр Абаджиев – вернулся в Болгарию в 1944 году, в звании полковника РККА).

Реакция руководства СССР

Откровения Фридмана на суде заставили советскую сторону выступить с официальными опровержениями своей причастности к взрыву в соборе Святой Недели.
16 мая, спустя месяц после теракта, в Москве состоялся грандиозный митинг в память жертв политического террора в Болгарии. «Правда» вышла с передовицей: «Софийские виселицы говорят…».
Несмотря на все улики правительство СССР свою причастность к теракту, разумеется, отрицало. Вряд ли кто-либо из находившихся в Москве организаторов жалел в те дни о чем-нибудь, кроме того, что план революции в Болгарии опять сорвался.

Найдено здесь: https://specsluzhby-all.ru/terakt-v-sobore-svyatoj-nedeli/


Кнопка
или



Tags: история, коммунисты, копипаста, терроризм, экстремизм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal