Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Category:

Как доставали еду в СССР (воспоминания современников)

картинка


Дмитрий Хмелевской (Курск, областной центр в Центральном Черноземье, 1970-е гг.):

Частенько вспоминаем с женой совковые времена. Особенно, когда в очередной раз слышим, что при "дорогом Леониде Ильиче" полки в магазинах ломились от продуктов, про бесплатные квартиры и пр. Немного воспоминаний. 70-е годы. Областной центр в Центральном Черноземье. Курск. На прилавках только гнилая картошка, серые макароны, сахар, если не дачный сезон, пара видов рыбных консервов и... и всё!!! За маслом, причем не сливочным по 3.40, которого вообще не бывало, а "Бутербродным" по 3.10 стояли по три часа в очереди по триста грамм в руки. На рынке, если не имеешь знакомого рубщика, то купишь по рыночной цене одни кости. Помню, год наверное 77-й - 78-й. Канун Нового года, холодильник пуст. Отстояли в очереди часов пять на морозе, чтобы купить синих цыплят, умерших от дистрофии. За мясом, дважды в год, либо за 500 км в Москву, либо, за 250 - в Харьков. Как же народ выживал? Скоро пронюхали лазейку. Народ собирался на вокзале и штурмовал вагоны-рестораны, чтобы по бешеной цене купить кусок колбасы либо пару упаковок "заморозки" (готовое блюдо в фольгированной упаковке для разогрева). А ранние подъемы в 5 утра за молоком? Придешь, стоишь на морозе, вдруг крик - "Бочку повезли на Заводскую!", вся толпа бежит туда, а молочной бочки нет... "Бочку повезли на Комарова!"- опять бежишь!

Dania Yakhina (Ташкент, 1960е):

Да. Наши бочки привозили один раз, по разным адресам в одно и то же время, и они заканчивались так, что бегать за ними не было смысла. Но нас иногда спасали наши женщины узбечки, которые по утрам будили народ своим криком: "Кисли-пресни млакоооооо!" В остальном и с маслом, и с мясом то же самое. Только мы жили в окружении таких же нищих союзных республик, где не было ни Харькова, да и Москва на 2 тысячи км была дальше. Зато у нас был базар, так называемая "обжорка" в старом городе Ташкента, где можно было, прячась как подпольщик от ментов-обехеэсэсесников, и пожрать, и купить у перекупщиков уже взвешенное и упакованное мясо за 6 руб. кг. Да, в три раза дороже гос.цены с учётом зарплат советских граждан, его можно вполне отнести к деликатесам.

Irina Boguslavskaya

В точку.

Лидия Синицына:

А вот в Ярославле рядом-коммунизма не было. Все ездили в Москву и терпели там унижение. Давали норму (в очередь) и называли мешочниками.

Андрей Беляев:

Москва разделилась на естественные сектора. Я с 1976 жил на М. Сухаревской, так это был как раз домен ярославцев. Приезжали туристическими автобусами, которые парковали вдоль Садового кольца. Коренным жителям это не нравилось, но мы приспосабливались к циркадному ритму гостей. Врезалось в память, что в славные дни 19-22 августа 1991 очереди в магазин "Колбасы" между метро и "Форумом" стояли нерушимо. Мы отоваривались больше по сретенским переулкам, в которые большие автобусы не вмещались.

Jaugen Keppul:

Работающим москвичам было трудно что-нибудь стоящее купить, потому что днём всё разметали приезжие.

Андрей Беляев:

Но это явление относится уже ко времени брежневщины, когда за продуктами в Москву начали приезжать эшелонами. А в хрущёвщину мы. москвичи, прекрасно знали магазины, куда провинциалы не добираются.

Маша Шмайссер (Тольяти, 1983):

Буду делиться воспоминаниями моих родителей. Папа там служил срочную. Был день рождения одного из его друзей, и он решил к праздничному столу принести колбасу. В общем самоход в город, в продуктовый магазин. Входит, смотрит: большая такая очередь стоит, ну он поинтересовался, можно ли купить колбаски. Оказалось, что колбаса по талонам, разворачивается чтобы уйти, и тут женщины из очереди говорят продавщице: «Продай ты солдатику колбаски». Взвесила килограмм и дает, он заплатил, и потом говорит: «Спасибо вам всем большое.» Никогда не забуду - рассказывает - как они на меня смотрели.

Людмила Новикова (Москва, вторая половина 1970х - начало 1980х):

Казалось бы "сытая", "заевшаяся" Москва. Но в советские годы я никогда не ела многое из того, что потом попробовала уже после падения СССР.

Я не помню кофе, если оно и было, то редко и очень дорого. Зато был кофейный напиток из корней цикория. Тогда он казался даже довольно вкусным. Не знаю, как бы я оценила его сейчас. В основном пили чай, но хороший чай тоже было не достать. Индийский со слоном на упаковке считался самым качественным. Его давали в основном только в заказах. Заказы иногда продавали на работе. Это не то, что ты сам заказывал. Это просто набор нескольких дефицитных продуктов, которые произвольно для тебя собрали вместе. Там часто были: индийский чай, коробка конфет, банка тушенки, по-моему гречка и что-то еще в зависимости от времени. Иногда была и нагрузка: то, что есть было практически невозможно. Например, "завтрак туриста". Это тушенка, в которой почти совсем нет мяса, а в основном один жир. Когда эта банка нам попадалась, мы иногда на нем что-нибудь жарили. Но желудок даже это часто не выдерживал.

Зато консервы из лосося были очень вкусными. Но сам лосось я никогда не ела. Иногда после больших праздников в магазины выбрасывали лососевые головы. Это наши партийные начальники отмечали праздник, ели осетров, а головы продавали в магазины. Вот из них суп был великолепный. Но это было очень редко.

Помню каким праздником были глазированные сырки. Их продавали только в магазине "Диета". И иногда, когда маме случалось проезжать мимо, она покупала нам несколько штук. Какими же они казались вкусными! Я и сейчас их люблю, возможно, в память о детстве.

Ну и самое неприятное: почти за всеми продуктами приходилось стоять в очереди. Нас, детей, часто посылали в эти очереди. И как же я это не любила! Как часто там были хамство и агрессия. Причем, обхамить ни за что могли и меня, девочку. Я была довольно застенчивой и тяжело переносила это.

Сейчас думаю: ведь стояли же в основном женщины, у которых тоже были дети. Как они могли так легко срываться на девчонку лет 10-13? Но, видимо, общая замотанность, неуверенность, достанется ли то, за чем стоишь, усталость после работы давали такое раздражение.

А знаменитый крик продавщицы: "Вас много, а я одна!" - он ведь, действительно, часто раздавался. И часто бывало, что во время скандала она бросала всю торговлю и уходила. И все терпеливо ждали, когда соизволит вернуться. А когда продавщица, наконец, возвращалась, все становились как шелковые.

Masha Gracheva (Ленинград, 1970е-1980е):

В начале 70-ых в Ленинграде было относительно неплохо с продуктами. Какими-то дополнительными источниками продуктов и спецпайками мы не обладали. Я помню, что дома всегда был кофе в зернах - по воскресеньям мололи на кофейной мельнице. Был также чай со слоном. Были хорошие шоколадные конфеты, такие как Белочка - их любил мой двоюродный брат, бабушкин любимый внук, поэтому они всегда должны были быть на случай, если он зайдет. Всегда, если собирался зайти бабушкин сын - жарились отбивные (где и как она покупала такое мясо, я не знаю, но привилегий у нас не было). Сырки, сгущенка. Творог. Я помню как в молочном магазине стояли пирамиды "кофе сгущенного со сливками", и никто за него не бился. Считалось, что в магазине ничего хорошего нет. Стояли пирамиды и стояли себе. В рыбном продавалась живая рыба из аквариума. А вот году к 80-му это все стало резко пропадать и просто испарилось. Году в 1981-82 уже сбивали ноги, чтобы что-нибудь купить. А году к 1985 так вообще зубы на полку. Бутерброды с кислой капустой, больше ничего дома не было. Да еще попробуй купи хлеб, надо успеть, часа в 2 -3. Еще постой за ним в очереди на улице. Если придешь в 5-6 - никакого хлеба уже нет. Идешь из школы домой и знаешь, что дома нечего есть. И так целый день в школе голодная... И дома пусто. Был какой-то гастроном у нас на отшибе, там сохранились стеллажи коробок с геркулесом (больше ничего не было). И вот я покупала себе этот геркулес по дороге из школы и ела его до вечера. Потом и он пропал. А в магазинах поближе к метро вообще мышь повесилась.

Виктор Иокиранта (Урал):

У нас всегда так было, это в Москве или Ленинграде что-то изменилось. Голодный кошмар закончился для моих родителей вместе с крахом Советской власти. Наконец-то в продаже появились продукты, они радовались.

Виктор Иокиранта (Урал, нач.1970х):

У нас в семье, пока я жил с родителями, всегда был настоящий кофе в зёрнах. Мы мололи его несколько раз в году, на красные дни календаря. Просто так не пили. Чай не пили совсем, вместо него заваривали травы. Пузырёк с чаем лежал годы, неизвестного качества и наименования. Кофе стоил примерно 4,50-4,80 руб за кг. (Примечание: Для сравнения - батон хлеба стоил 13 коп., минимальная зарплата 115 руб/мес., а кое-где и 60 руб.) Продавался в кооперативном магазине. Затем стоимость кофе резко прыгнула до 18 руб за кг (необжареный), и до 20 руб за кг обжаренный.

Iveta Riväne (Москва, нач.1980х ):

Дефицит, вкус специфический :) Я училась в Москве (заочно). Жили на Люсиновской. Внизу был магазин, где дефицит - кофе, конфеты, финский сервелат покупали по воскресеньям. Вспомнились колбасные электрички. Как-то надо было съездить во Владимир к знакомым. Отправилась с Курского вокзала. Вот тогда впервые и единственный раз в жизни пальто осталось без пуговиц ...

Андрей Шаповалов:

Характерная реплика тех времён - крик из очереди за колбасой: «По Адноооой паааалкее в однеее рууукиии!!!" На совковом уличном жаргоне "палкой" именовали одноразовый коитус. В стеснённых и кратковременных условиях. Во Львове, в конце 70х, я ответил на вопрос продавщицы гастронома "вам одну палку?" - "Нет. Мне - одну упаковку ." Она сразу как-то нехорошо и стыдливо покраснела... Вспомнилось, что-то, видимо.

Ольга Харитонова (Тула, 1964 и немного позже):

Воспоминания моего детства. 1964 год, второй класс. Перед школой (училась во вторую смену) я должна была пройти занять очередь за хлебом, потом меня заменяли родители.

Хлеб был только серый. Белые батоны привозил отец из Москвы, из командировки.

Из более поздних воспоминаний. Как был решен в г. Туле (где мы жили) вопрос со снабжением продуктами - были пущены электрички до Москвы. Появился анекдот: "Что это такое - длинное, зелёное, пахнет колбасой. Ответ - электричка из Москвы"

Екатерина Кулябко:

С детского сада помню: "электричка Москва-Тула."

Сергей Яковлев (Москва):

Давка в этих электричках была ужасная. Всегда старались сесть на Каланчевке чтобы сесть (если прорвешься), на Курском уже все было забито.

Alex A.Piams (Москва, 1970е):

А к нам в Москву по субботам в 70-х приезжали автобусы из Коломны, Луховиц, Озёр. Скупали варёную колбасу. По субботам в продуктовый мы не ходили.

Андрей Марчинко:

Спички в нагрузку помню:)

Алиса Чижик:

Спички еще ничего, пригодятся... в книжных, если покупаешь хорошую книгу, к ней "нагрузка" - что-нибудь партийно - прполетарское - нечитаемое... конечно, сразу в макулатуру.

Андрей Шаповалов (Самара, 1963-1965):

Это и моё детство тоже. Очереди за хлебом сутками, и белый хлеб, который привозили в школу...по 20 копеек. 1963-1965...Время «Беспримерного подвига сАвеЦкаго народа в победе над космосом».

Inna Vokler (Москва, Гольяново, 1978):

Дело было в московском довольно пролетарском районе Гольяново. 78-й год. Мамы с колясками рыщут по окрестным магазинам в поисках еды. Сбиваются в табуны, одна около магазина пасет детей, остальные в очередях. Помнится, пару раз удалось разжиться молодыми индейками. Разделывали и в морозилку. Хватало надолго. Вкусное (как сегодня кажется) было мясо. С коляской ходить удобно - всю добычу можно было разместить на сетке и не тащить в руках. На Юго-Западе не было ничего. На работе народ был счастлив купить синих кур - кожа да кости. Ровно тогда приспособилась варить холодец из куриных лап. У этих бедолаг лапы были большие и довольно мясистые. Жарили цыплят табака, косточки были вкусные). Самое обидное было то, что приезжие считали, что мы буржуи, а мы днем на работе сидели, а к вечеру в магазинах было пусто.

Лидия Синицына (Ярославль):

Может быть, и считали. Но если бы вы знали, как безнадёжно было в городах поблизости от Москвы! Мы жили в Ярославле и, буквально, под окнами паслись стада коров. Но молока в городе не было.

Елена Юккина поселок в Карелии, нач. и серед. 1980-х):

Я помню говядину. Её "выписывали" на меня, т.к. у меня была аллергия и мне в "закрытом" магазине "отпускали" говядину, гречу и масло сливочное. Сколько по количеству не помню, но помню само мясо. Оно было чёрно-синего цвета. Оно было ужасное. Мама его вымачивала в воде, потом невозможно долго варила. В сыром виде его не могла перемолоть даже мясорубка. Но его цвет.... И нам завидовали, что мы могли получить хотя бы это... У моей бабушки во дворе дома был детский сад. Воспитатели выводили детей на прогулку, а сами бежали в магазин. Он был с другой стороны дома. И весь дом обсуждал, что они во время работы детей бросают и в магазине в очереди стоят.
Конечно, это не правильно, ну а что им оставалось? Если Привоз молока и хлеба в это время, а потом не будет. И вся семья останется без еды? Это один большой дурдом... Где все друг другу завидуют...

Masha Gracheva (Ленинград, примерно 1982):

Я однажды видела чудо. Шла из школы году в 1982 примерно, заглянула в мясной магазин (я всегда заходила всюду, чтобы придти сказать бабушке - что где дают, тогда она быстро шла туда). Так вот, там не было ни одного человека вместо толпы и драки, зато в витринах лежали куропатки!!! Другая дичь в перьях и с глазами из ягод и разложена травка вокруг!!! Крольчатина и шикарное мясо!!! И ни одного человека!!! Продавцы стояли - в белых фартуках. Я не знаю, почему меня туда пустили. Видимо ребенок с ранцем не внушал опасений. Бабушка сразу пошла, там было уже наглухо закрыто. (Днём). Завтра все было как всегда, одни кости. Ей потом кто-то сказал, что была проверка из правительства. Но вот почему народ туда не ломился, я не знаю. Мы потом, когда ходили в этот магазин с бабушкой, я всегда ей показывала - вот в этой витрине лежали птицы в перьях! На меня люди косились, как на сумасшедшую.

Анна Богатырева (Волгоград, примерно 1980):

Еще немножко о дефиците или Квест для бабушек и внуков.

Квест был на самом деле для бабушек и их внуков-дошкольников, с которыми эти самые бабушки сидели. Школьники не годились, потому что им надо в школу. Действующие лица: баба Аня (моя бабушка по материнской линии), баба Тома (сестра другой моей бабушки, по отцовской линии), многочисленные внуки бабы Томы.

Итак, раннее утро. Баба Тома бежит в магазин неподалеку от ее дома. Возле нашего дома ловить просто нечего. Баба Тома занимает очередь, пишет номерок и звонит бабе Ане. Баба Аня в это время отправляет меня в школу и бежит в магазин возле дома бабы Томы (километра два) отмечаться. Баба Тома в это время летит домой, на пятый этаж, поднимать своих внуков. Пока баба Аня стоит в очереди и время от времени отмечается (а следующий от нее человек отстает не на один номер, а сразу на три или четыре, о чем заранее позаботилась баба Тома), баба Тома летит с пятого этажа со своими едва проснувшимися внуками в очередь. Баба Аня держит оборону. "Вас здесь не стояло" не прокатывает, т.к., напомню, когда баба Тома становилась в очередь, она назвала следующему номер на четыре больше, по числу планируемых внуков. Потом баба Аня и баба Тома берут дефицит (сахар, например, или масло, в доталонную пору), делят его по-братски и довольные расходятся по домам (бабе Ане, напомню, топать километра два). Областной центр. Город-герой Волгоград. Примерно 1980 год. Баба Аня и Баба Тома - две женщины под шестьдесят, обе фронтовички, с не очень здоровыми ногами.

Выглядит смешно и здорово. Азартно, я бы сказала. Только почему-то плакать хочется.

Вы, молодежь, удивитесь: зачем внуки бабы Томы нужны в этой схеме? Отвечаю: в пару крохотных детских рук дадут еще 2 кг вожделенного сахара, или еще 200 г вожделенного масла, или не помню сколько, один кг или полкило вожделенной колбасы. Этого хватит на семью одной дочери бабы Томы, другой дочери бабы Томы и еще дочери бабы Ани. Самим бабе Томе и бабе Ане может и не хватить... Но они и не претендуют. Они сварят кастрюлю борща для внуков и кастрюльку пустого супчика для себя.

Irina Boguslavskaya:

А потом выросшие внуки хлебнут стояния в очередях для своих детей...

Анна Богатырева:

Слава Богу, нет. Каждый раз, заходя в магазин, вспоминаю дорогих моих бабулечек и покупаю то, что мне нужно, и столько, сколько нужно. И вспоминаю совсем уж поздний совок, когда очередь была признаком, что в магазине что-то есть. Если нет очереди, то нет НИЧЕГО, кроме морской капусты.

Пётр Дубов:

Да, так и было

Андрей Беляев:

Читаешь посты про подвиги по части снабжения и замечаешь одну странность. Вспоминают, с какой удачей, изобретательностью, отвагой удалось прорваться к прилавку, а то, что за синих кур приходилось платить, об этом не вспоминают. И глагол "дают". "Кур дают!"- это главное, дают как бы бесплатно.

Irina Boguslavskaya:

А еще вопрос:"Ты можешь достать...(нужное вставить)?" Не купить, а "достать"...

Алиса Чижик:

Верно, "купить" редко говорили... о большинстве товаров: ”достать”, ”привезти” (если из командировки, например)... а на прилавок : "выбросили", "дают" и т.д.

Андрей Беляев:

Между "дают" и "выбросили" есть очевидная семантическая разница. "Выбросили" - одномоментное и неожиданное (для рядового покупателя) появление редкого товара, сравнимо с выбросом газов Везувия. "Дают" может относиться и к неожиданному, и к регулярному появлению товара.

Dimcha Antikomintern (Москва):

Еще был примечательный термин:
ВЫКИНУЛИ или ВЫБРОСИЛИ некий товар. А к мясу и прочим весовым товарам полагался еще и довесок, который в случае мяса (типа "суповых" костей, мослов, жил, плевы) оплачивался по той же цене, ибо взвешивался совместно.

И очередей при покупке обычно было ТРИ, поэтапно:

1) завесить (выписать/отложить) у прилавка,

2) в кассу - оплатить,

3) к прилавку - получить.

Анна Богатырева (Волгоград):

Тоже помню. И касса работала быстрее, поэтому от прилавка бежит через некоторый прогал, но это уже ничто по сравнению с экстазом: ХВАТИЛО!

Римма Покайнис (Кировская область, маленький районный городок, 1960-е годы):

Прилавки магазинов пустые. В каждой семье есть коза, в некоторых многодетных семьях держат коров. На краю города небольшой дикий лес с большим глубоким оврагом, там обычно выпасали стадо домашних животных. А в середине 60-х годов в СССР началось уничтожение личных хозяйств. И наш обыкновенный лес объявили парком и запретили выпасать там скотину. Под пастбище выделили луга на другом краю города за рекой, за 4 километра от наших домов. Все козы и коровы пошли под нож. Молоко стало дефицитом. На весь город был один молочный магазин. Очередь занимали с 7 часов утра, молоко привозили в 10-11 часов. Женщины- добровольцы разгружали и затаскивали в магазин тяжеленные бидоны с молоком. За это они имели право без очереди купить себе молоко. (Примечание: В 1958 году 20 августа было принято постановление ЦК "О запрещении содержания скота в личной собственности граждан, проживающих в городах и рабочих поселках". Вероятно, это имеется в виду)

Irina Boguslavskaya (Ташкент, 1986-1987):

В 7 утра??? А в 3 утра??? С 10-литровым бидоном по гололеду? Да-да, в Ташкенте такие зимы бывали. А сыну - 6 месяцев, нужно молоко на каши. И стоишь на улице, замерзаешь, ждешь. Если появишься к открытию - очередь дикая, несколько фляг - за минуты, и все!!! И несешь молоко, нацепив на бидон сверху резиновую крышку-самоделку, чтоб, не дай бог, если упадешь, не разлилось все!!!

По сейчас, живя в благополучной стране уже 22 года, дергаюсь, если что-то заканчивается из жратвы...в генах, блин!!!

Inna Vokler:

Да, еды в наших холодильниках всегда больше чем у американцев. Запасливость в генах ( (Примечание: это уже про наше время, 2010-е)

Irina Boguslavskaya:

Не только еды... у меня запас бытовой химии на полгода вперед... блин!!! Самой противно!!! И вот это гнусное беспокойство не отпускает...если кончается что-то... пока не куплю - не успокоюсь. ШизА.

Inna Vokler:

Белье, посуда, удобрения, плитка с баллонами. Смешно звучат призывы приготовиться к резкому ухудшению погоды. Всегда готовы!

Dania Yakhina (Ташкент-Лабзак, конец 1950-нач.1960-х):

Родилась при Хрущеве, и всё детство прошло при нём "родимом". До сих пор помню партийные пленумы, где он выступал по радио, ТВ у нас появилось дома только в 64, уже после него. Как был шутом при Сталине, таким и остался, т.к. ввиду детского возраста ничего не понимала, о чём он говорил. Но помню, как весь Пленум гоготал и хлопал в "одобрямс". И вот эти одобрямсы наодобряли ситуацию, что не стало хлеба. Росла я в старом городе, был двор, купленный ещё моим покойным дедом, который вывез свою семью из Пензы в голодные 30-ые, а потом добирались остальные выжившие голодающие родственники. Многие, оклемавшись, нашли себе другое жильё. Одна семья, родственники по деду, так и остались в этом дворе, построив себе домик. Были в этом дворе мои двоюродные и троюродные братья с сёстрами, но все они были в возрасте школьном, кроме меня. Поэтому бабушка будила меня рано утром раньше всех своих внуков и отправляла в очередь за хлебом. Однажды, как всегда отправив в магазин, она дала мне 50 копеек. Я, шестилетняя, перепрыгивала арык (канавку) и играючи уронила монетку. Как я горько плакала, но не из-за денег, а из-за того, что очередь-то была "живая", и если я вернусь за деньгами, то и очередь потеряю, и вряд ли всё-равно хлеб достанется. Так с 6 лет и выросла, и повзрослела в очередях. Потом были "одобрямсы" при Брежнёве, Андропове, Черненко..., есть они и сейчас. Ничего не изменилось. И считаю, что не сталины, горбачёвы главные виновники нашей собачей жизни, считаю, что самые главные преступники это те, кто в зале хлопают в ладошки и голосуют "одобрямс".

Irina Boguslavskaya (Ташкент, нач.1960х):

При Хрущеве была слишком маленькой, но помню, как бабушка говорит кому-то, что появился белый хлеб в магазинах.

Dania Yakhina (Ташкент, конец 1950х-нач.1960х):

Мы, дети, этот белый хлеб ели как пирожное.

Пётр Дубов:

Да, так и было, как пирожное ели и то только по великим праздникам.

Rushan Yakubov:

Зато мороженое было вкусное, и квас по 20 коп.

Елена Юккина (поселок в Карелии, серед. и конец 1980-х):

Ага, помню эти рассказы в детстве, что где-то есть вкусное мороженое. У нас оно бывало раза три в магазине (за всё моё детство). Очередь по всем правилам. С ночи. С трёхлитровыми банками. Уже в конце восьмидесятых ездили в гости в Питкяранта, там возле дома было кафе-мороженого, и в нём, действительно, было мороженое! Это был шок. ((( Про вкус писать не буду, потому что оно было вкусное только от факта своего существования. Да и на фоне ирисок "кис-кис" трудно найти что-то невкусное.

Dmitry Karpinsky (город Кинешма, лето 1987):

Приехал по делам. Пытаюсь найти что-нибудь поесть. Захожу на городской рынок. Он - пуст. Вообще пуст! Стоит одна убогая старушка и продаёт ... стакан земляники. Добрые люди направили меня в ... ресторан на дебаркадере на берегу Волги. Подхожу.... гремит музыка. В меню ресторана-- пиво и чёрный хлеб. Больше -- ничего! От слова "вообще". Замечательные кинешемцы посоветовали найти подход с тылу😊 Есть мол, секретная столовая для работников железнодорожного депо. Надо зайти со стороны ж/д путей. Нашёл! За двойную цену продали 200 грамм варёной колбасы, пол буханки хлеба, а на "запить"-- сливовый сок. Но сок надо брать целую трёхлитровую банку...

Tanechka Tanyusha:

Вся жизнь прошла в очередях, в поиске чего-нибудь съедобного! После работы никто не ехал домой, а ехали по магазинам! Покупали все подряд, что продавали, а вдруг пригодится. Или обменять потом на что-либо нужное.

Masha Gracheva (Ленинградская область, Приморское шоссе, 1977 г.):

Помидорная идеология. Когда мне было четыре года, мы с бабушкой отдыхали в ведомственном Доме Отдыха. Кормили там, в том числе, супом Консоме и цыплятами По-Гавански в белом соусе, то есть относительно разнообразно и питательно. А все отдыхающие были знакомы, так как работали в одной сверхкультурной конторе.

Как-то мы прогуливались с бабушкой по центру поселка Репино, и вдруг наш советский глаз-тысячеглаз поймал нечто неординарное, а мы обе дружно не поверили сами себе. Овощной ларек был открыт, в его окошке торчал продавец, а вокруг продавца были насыпаны красные горы толстых помидоров. Продавец сидел - а покупателей не было!

"Не может быть, - сказала бабушка,- чтобы просто так продавались помидоры. Нет очереди, толчеи и криков, а помидоры есть. Так не бывает! "

"Черт, - вдруг расстроилась бабушка,- а ведь я не взяла с собой кошелек". Она схватила меня крепко за руку и поволокла домой за деньгами. Идти было далеко.

Когда скандинавской ходьбой мы вошли на территорию Дома отдыха, на дорожке нам встретилась жена соседа Кульчицкого. "В Репино-Центр помидоры продаются просто так, без очереди - сообщила ей я - а мы забыли дома кошелек". Жена соседа развернулась, махнув нам круглой прической животного Альпака: "Сема! Собирайся немедленно!!! В Репинский ларек завезли помидоры!"- завопила она мужу в кружевные занавески. Бабушка потащила меня дальше, она уже давно запыхалась и устала.

Уборщицина дочка Наташа рисовала на земляной дорожке классы палкой и уже приготовилась прыгать. "А мы с бабушкой идем в центральный ларек помидоры покупать, там их много - бери сколько хочешь и без очереди,"- сообщила ей я. Наташа отшвырнула палку и побежала по дороге. "Мамаааааа,- орала она на бегу, - в Репино-Центре помидоры продаются и людей нетуууу!!!!!"

"Да замолчишь ты или нет! Хватит уже болтать!"- совсем рассердилась на меня бабушка, а мы уже подошли к нашему дому. У соседнего крыльца сидела на лавочке почетный музыковед Бронислава Константиновна и томно смотрела в облака. Приближался парад планет, и в связи с этим событием, идущим вразрез с генеральной линией Партии, у нее третьи сутки был упадок душевных сил. Она, как хищный паук, хапала в ловушку каждого проходящего и делилась болезненным восприятием мирового устройства. Шансы спастись от нее были минимальны.

Я попыталась быстро проскользнуть мимо, но она цапнула меня за платье. "Посиди со мной, деточка, - лукаво проныла она.- Ты знаешь, сегодня в столовой на обед будет какое-то необычное блюдо. - Она крепко держала меня за подол. - Кажется в меню оно называется кикИ-бабА" - сообщила она громким таинственным шепотом в мое ухо.

«Люля-кебаб оно называется, - сказала я. - Извините, пожалуйста, мне нужно идти. Мы с бабушкой идем за помидорами в Репино-Центр, там очереди совсем нет. Мы только вернулись за кошельком.”

"О, как это интересно, деточка, а правда там совсем-совсем нет очереди? - оживилась Бронислава Константиновна. - Ах, если б можно вернуть годы и здоровье, я бы обязательно купила бы кило два или даже три" - сообщила она облакам, потом вдруг встала и, громко зацокав железной тростью, побежала к своему дому, напрочь забыв ( о, радость!) обо мне.

А моя бабушка устала. И шли мы обратно к ларьку с помидорами медленно. С пол-пути она сунула мне кошелек и велела бежать вперед, а сама шла далеко позади. Когда мы повернули уже на соседнюю с ларьком улицу, то неожиданно увидели длинный, орущий людской хвост. В хвосте виднелись мрачные лица отдыхающих нашего Дома отдыха.

”Больше двух кило в одни руки не давать!” - кричала жена композитора Кульчицкого.

”Это с чего еще? Не порите чушь!” - возмущалась ей в лицо пожилая дочь музыковеда Вертихвостова, стоящая впереди нее.

”Много хочешь - мало получишь,” - уверенно и не к месту резюмировала фельдшер нашего Дома отдыха.

Помидоров нам, понятно, не хватило.

Владимир Смирнов (Город Куйбышев,ул.Стара Загора, 1979):

В магазинах только килька и подсолнечное масло. Я работал в тресте Оргхим и объездил весь СССР, хорошо со снабжением было только на Украине и в Прибалтике.

Людмила Новикова:

Я бы сказала не "хорошо", а " получше".

Татьяна Литвинова (Пятигорск, Ставропольский край, 1970е):

Очень вкусный был пломбир. Потому что вкусных вещей вообще было мало. Выбор небогатый. Конечно, дети любили ту вкусную вещь, которая была. Да и мороженое вообще продавалось одного-двух видов, вот все и запомнили пломбир. (Когда папа принес мне первую жевательную резинку, кем-то привезенную из-за границы, от нее уже половина была откушена. Потому, что мама ее тоже никогда не пробовала.)

Леонид Каверин (Москва, 1970е-1980е):

Да больше двух - это точно: эскимо на палочке, трубка "лакомка", в стаканчике, в стаканчике фруктовое и т.д.

Анна Богатырева (Волгоград, начало 1980х):

У нас был пломбир в вафельном стаканчике за 18 копеек, с наполнителем за 15, молочное по 10 (в картонном) и плодово-ягодное - редкая дрянь в бумажном стаканчике, тоже за 10 коп. На палочке не было ни разу. Покрытого шоколадом - ни разу. Мороженого был только один вид за один раз, редко два. Иногда купишь не в первом магазине, а три-четыре обойдешь.

Мария Белкина (Тюмень, 1978 или 1979):

Хлеб был не всегда. В 1978 или 1979 году в Тюмени НЕ БЫЛО хлеба! Просто не было несколько месяцев - свой хлебокомбинат был закрыт на ремонт, других вариантов снабжения не оказалось.

Владимир Король:

Продовольственные заказы также разыгрывали в подразделениях на работе.

Елена Шишова:

Да! Было такое. Даже вспоминать об этом противно.

Анастасия Куликова:

Разыгрывали заказы, точно! Мама рассказывала. И кассу взаимопомощи.

Igor Caravan:

Никогда не забуду килограммы пшена. И запрет принимать участие в розыгрыше заказа с колбасой потому, что месяц назад выиграл с рыбой и 10 кг круп в нагрузку.

Анастасия Куликова:

Вы мне другое скажите. Как, блин, и когда советские люди покупали продукты? Я работаю с 9 до 18, и меня дико, неистово бесит очередь в супермаркете. И вообще постоянная необходимость что-то покупать. И это при том, что в магазине есть все - от хлеба до ананасов. Как люди успевали и работать, и семью снабжать? Особенно те, кто работал с 9 до 18. У моих родителей был сменный график.

Вадим Денисов:

Плохо успевали, чо уж. Кстати, многое зависело от категории снабжения вашего населённого пункта. От этого напрямую зависел ассортимент и частота "выбрасывания дефицита".

Михаил Чепик:

В Москве были "заказы" - чем закрытей или престижней контора, тем лучше. В обеденный перерыв ещё. В выходные. А после работы и в Москве было пусто, ибо туристические автобусы из Рязани хорошо знали точки посещения достопримечательностей.

Вадим Денисов:

У нас в Новосибирском Академгородке тоже были "заказы" - я же и говорю, многое зависело от категории снабжения. СО АН и Сибакадемстрой жили получше прочих...

Tatiana Tutaeva:

Пенсионерок и неработающих тетей кляли работающие соседки: «Пришла пораньше, к пяти, так уже пустые полки - эти успели все расхватать.)) «Окно в Париж» - Как в очередь, так Огурцовы, а как Париж - так вот вам?!» «Служебный роман» - бегом в магазин в обеденный перерыв. «Я здесь СТОЯЛА!!!!» «Гараж» - - Уберите вашу рыбу, она воняет! - Ага, покупалась во время работы.)

Helena Pociechina:

Продукты покупались по-разному. Например, в военном городке мясо продавали по килограмму на семью два раза в неделю. В больших городах профкомы организовывали "заказы" для сотрудников - график разный, к празднику заказы были всегда. У кого-то продукты покупали бабушки, из них, в основном, и состояли очереди. Мы с мамой (в Минске) прочесывали район на расстоянии примерно 5 км от дома в поисках мяса в воскресенье с утра (к открытию магазина в 9 утра уже выстраивались очередь), в каком-нибудь из 5-7 продовольственных всегда удавалось купить мясо (естественно, только мороженое) или курицу, рыбу - вдвоём можно было купить больше, потому что существовали "нормы отпуска продуктов в одни руки". В Белоруссии и на Украине горожане имели деревенских родственников, которые - все! - держали свиней, жирных, потому что сало проще хранить и готовить пищу на сале или с добавлением сала дешевле.

Наталья Сорокина:

Стояли в очереди после работы за всем, а продавщица двигалась как сонная муха.

Pavel Raysin:

А еще не забывайте, в СССР огромное количество людей числилось номинально, зевали, вязали и решали кроссворды целыми днями на работе: "Чтобы мы не хулиганили на улицах, нас надо куда-то собрать. Вот нас и собрали и назвали КБ"
Так вот, сонмы этих конторских теток выскакивали в рабочее время по магазинам и успевали постоять в.очередях.
Мой друг, действительно толковый инженер-конструктор в НИИИЭХАИ, 12 лет (!) работал по совместительству учителем черчения в соседней, школе и никто ничего не узнал!
Он с утра вешал пиджак на свой стул, перебегал двор и делал в школе урок или два. "А где Семен?" - а вон пиджак висит, наверно, в цех пошел... И так 12 лет.
Вы считаете, такие возможности это плюс системы?
Это называтся, вообще-то "скрытая безработица".


Кнопка
или

Tags: СССР, история, коммунизм, мерзости советской жизни, общество
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal