Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Category:

"Хлопковое дело"


Юрий Чурбанов в зале суда, 1988 г.



Во второй половине 1980-х планы по производству хлопка, спускавшиеся из центра в Узбекистан, увеличивались год от года. Чтобы понять «масштаб бедствия», приведем пример: в 2019 году, урожай хлопка в стране составил чуть менее 3 млн тонн. А в середине 1970-х годов, при условии отсутствия современных технологий, в год Узбекистан сдавал порядка 4 млн тонн «белого золота» и даже больше.

Практически все посевные площади в УзССР были отданы под хлопок. Название книги «Ташкент — город хлебный» перестало быть понятным: хлеб здесь практически не выращивался. Все усилия и все ресурсы были брошены на хлопок. На его уборку выходили все, включая школьников, поэтому начало учебного года в республике здорово задерживалось. А студенты могли начать учиться вообще в ноябре.

Почему возникла потребность в таком огромном количестве сырья? Дело в том, что хлопок использовался не только в текстильной промышленности, но и для производства так называемого бездымного пороха. Хлопковое волокно, обработанное азотной кислотой, превращалось в нитроцеллюлозу — горючее вещество. На первых порах из нитроцеллюлозы делали пластик, в том числе широко распространенный целлулоид (его горючие свойства хорошо известны — целлулоид сгорает практически дотла и быстро). Второе важнейшее направление использования горючей целлюлозы — производство бездымного пороха. Причем этот порох был нужен не только для огнестрельного оружия, но и в качестве составляющей топлива в ракетных установках. Так что потребности военной промышленности в хлопке только росли.

Промышленность требовала все больше и больше хлопка, план, который ставился перед республикой, становился все выше и достигал 6 млн тонн в год — цифра нереальная. Если только… не начать делать хлопок буквально из воздуха. Первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана Шараф Рашидов пытался, принимая на себя повышенные, а вернее, завышенные обязательства, объяснить, что подобные цифры недостижимы. Но против установленного плана возражать было невозможно.

Естественная недостача хлопка скрывалась за счет приписок: не существующий урожай «перевозился» в закрытых вагонах, «принимался» на производстве, подписывались фиктивные накладные, заполнялись табели «выполненных» работ. На производстве мнимый хлопок «терялся», списывался, понемногу превращался в «естественные производственные потери» или же сгорал в пожарах, которые тоже существовали только на бумаге. Как выяснилось в ходе следствия, объемы приписок достигали миллиона тонн в год, и в эту цепочку были замешаны все: от сборщиков хлопка до высших руководителей страны. И на каждом этапе цепочки передавались взятки, достигавшие огромных масштабов.

Следователи Тельман Гдлян и Николай Иванов, которое вели это дело, написали книгу «Кремлевское дело». В ней приводятся слова бывшего первого секретаря Каракалпакского обкома партии Каллибека Камалова: «Первый секретарь ЦК Компартии Узбекистана Усманходжаев <…> после Рашидова является главным организатором всех негативных явлений в республике. К примеру, взять 1983 год — по его требованию во всех областях УзССР допускались крупные приписки в заготовке хлопка. Когда на полях не оставалось ни единого грамма хлопка, он потребовал показывать в сводках сбор и заготовку несуществующего хлопка-сырца. <…> Разве можно было в условиях того года выполнить план и дать Родине 6 млн тонн хлопка-сырца? Об этом знают и стар и млад в нашей республике».

Приход к власти Андропова фактически развязал руки КГБ, который получил указание активизировать на местах борьбу с коррупцией. Как водится, раскручивание «хлопкового дела» началось всего с одного процесса.

В уже упомянутой книге Гдлян и Иванов указывают точную дату, когда было положено начало одному из самых громких коррупционных процессов. 27 апреля 1983 года за взятку в размере 1000 рублей был задержан с поличным начальник ОБХСС УВД Бухарского областного исполкома Ахат Музаффаров. Желая как-то облегчить свою участь, он начал активно давать показания. Также в числе первых был задержан директор Бухарского горпромторга Шоды Кудратов. Оценить масштаб хищений можно по изъятому у последнего — более 500 000 рублей наличными, ювелирные изделия, золотые монеты — всего на сумму более 4 миллионов. И он был отнюдь не самым крупным фигурантом этого дела.

Во время допросов по делу бывший глава МВД Узбекистана Хайда Яхъяев говорил так: «Конечно, сейчас могут найтись демагоги и заявить: неужели нельзя было работать без взяток, как работает большинство советских людей. Отвечу так на этот вопрос: большинство советских людей действительно не занимались взяточничеством, а вот должностные лица республики почти поголовно погрязли во взяточничестве. Не заниматься этим можно было при одном условии, уйти с поста и работать рабочим на заводе или хлопкоробом в поле. А на всех этажах служебной лестницы у нас в республике коррупция была повсеместной».

И дело в итоге обрело невероятный размах. Начавшееся с двух задержаний расследование вела группа в общей сложности из 200 человек, руководил которыми следователь по особо важным делам Прокуратуры СССР Тельман Гдлян. В течение 1984−1989 годов группа рассмотрела более 800 уголовных дел, 600 человек из привлеченных к ответственности занимали руководящие посты. Считается, что одним из основных виновников сложившейся ситуации был Рашидов, который умер в октябре 1983 года. В результате министр хлопкоочистительной промышленности Узбекистана Вахабджан Усманов и начальник ОБХСС Бухарской области Музаффаров были приговорены к расстрелу, остальные — к различным срокам заключения.

Во время следствия причастные к делу давали показания о причастности к коррупции высших руководителей государства, в том числе членов Политбюро ЦК КПСС. Но самым известным участником «хлопкового» дела, безусловно, стал зять Брежнева Юрий Чурбанов, первый замминистра внутренних дел СССР (снят с этой должности в 1984 году). Его привлекли за неоднократное получение взяток от руководства Узбекистана.

Считается, и об этом писал сам Чурбанов в своих воспоминаниях, что его привлекли к делу именно из-за его родственных связей с Брежневым. И, скорее всего, это мнение имеет под собой основания. Первоначально ему предъявлялось обвинение во взяточничестве в размере около 1,5 млн рублей. В итоге Чурбанов признал три эпизода получения взяток: денег на сумму 90 000 рублей, а также двух дорогих подарков. По сравнению с масштабами других «подношений», фигурировавших в деле, это были достаточно незначительные суммы.

Чурбанов был арестован в 1987 году, и следствие по его делу продолжалось около двух лет. В 1988 году его слушала Военная коллегия Верховного суда под председательством Михаила Марова. Помимо Чурбанова, на скамье подсудимых были еще несколько человек, в том числе упоминавшийся выше Хайдар Яхъяев. В итоге он и его заместитель Таштемир Кахраманов были оправданы (едва ли не единственные по «хлопковому» делу), а Чурбанов был приговорен к 12 годам лишения свободы. Наказание он отбывал в Нижнем Тагиле в колонии для бывших чинов МВД, а в 1993 году был помилован.

Найдено здесь: https://vk.com/histori_samoe_interesnoe?w=wall-26387811_587253


Кнопка
или



Tags: СССР, история, копипаста, коррупция, криминал, мерзости советской жизни
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

Recent Posts from This Journal