Россия — Родина моя! (von_hoffmann) wrote,
Россия — Родина моя!
von_hoffmann

Categories:

Нищие и бездомные в СССР, воспоминания современников



Андрей Шаповалов (Самара, конец 1970-х):

В СССР их "не было". Зато были две статьи в УК - "тунеядство" и "нарушение паспортного режима". Как только начинались осенние первые заморозки и холода, в райотделы милиции с мольбами "начальник, посади!" - стекались - приползали окрестные бомжи. В летних майках, плетёнках на босу ногу, в драных спортивных штанах...тогда их именовали "трико". Заштатные алкоголички-проститутки, отбившиеся "от своих" цыгане (в те годы они ещё не освоили наркодилерство), привокзальные попрошайки-путешественники, и т.д. По выше перечисленным статьям УК сроки были от трёх до шести месяцев. "Начальник", что посердобольнее, принимал и оформлял страждущих соответственно «запросов и просьб трудящихся»... Такого начальника уважали. Три месяца "в зубы"- зима на казённых харчах и в тепле! Что ещё надо советскому человеку? А весной - "на свободу с чистой совестью". И снова - до осени... По вокзалам, паркам и свалкам. И все довольны. У "начальников"- выполнен план по задержаниям, у бомжей - частично подправлено и без того подорванное здоровье... Гармоничное развитие равноправных членов "развитогА социалистическАго общества".

Виктор Рожков:
Бомжи были в крупных городах.

Андрей Гусь:
Высоцкий живописал эту сторону совецкой жизни в песне о женщине Вале и речке Ваче.

Masha Gracheva (Ленинград, первая половина 1980х.):

Я, учась в советской школе, каждый день слушала о том, что в нашем социалистическом обществе нет нищих и бедных, а потом шла домой - а дом мой стоял напротив церкви. И вокруг церкви куча бедных и убогих с протянутой рукой. Бабушка всегда подавала. Они были в грязных пальто, вонючие и злые, и их было много. А назавтра опять в школу и слушать, как все прекрасно и нищих нет.

Светлана Хлебникова:
Называли их только не бомжами, а основную часть бичами, и кочевали они по Союзу не хуже цыган. В Москве, кстати, их не было.

Сергей Яковлев:
Из Москвы их высылали, из Магадана исчезли в один год и цыгане, и бичи. Причем, очень быстро, если память не изменяет, году в 75. Собрали и вывезли в сторону Хабаровска.

Андрей Беляев:
«И все довольны. У "начальников"- выполнен план по задержаниям». Почему-то у нас принято отказывать "начальникам" в моральных качествах. А я уверен, что немало из них были довольны ещё и тем, что им удалось лёгкой ценой спасти страдальцев от голода и холода.

Dania Yakhina (Ташкент):

Бездомных было много, это правда.

Римма Покайнис (Кировская обл., маленький городок, 1959-1963):

Примерно 1959-1963 года, более ранний период я не помню. В нашем маленьком городке в Кировской области по улицам ходила нищенка-инвалид. Она была не старая. Одета в какие-то балахоны. Без ноги, вместо ноги деревяшка (возможно, воевала на войне). На боку висела холщовая торба. Из-за ее плеча торчала голова ребенка, привязанного к спине. Второго постарше вела за руку. Она стучала в окна домов. Моя мама обычно отрезала кусок хлеба и подавала также в окно. Иногда еще добавляла 10 копеек.

Tamara Gettun (Ленинград, 1970е):

У меня прямо напротив Никольского собора жила тётя. Она умерла в 1973 году. Я помню нищих там, они всегда стояли на улице перед входом в собор.

Matainov Ruslan (Гурьев, конец 1980х):

У нас в Гурьеве целую банду бомжей раскрыли и поймали. Мир бомжей очень жесток и опасен! В городе произошла серия убийств. На улице Северной нашли голову человеческую. У этой банды главный был бомж Беня, который крышевал окрестные мусорки в городе. Ютились они в заброшенных дачах, на берегу Урала. Какой-то бомж вздумал ему перечить и залез на его территорию, так этот Беня со своей бандой поймали несчастного и отрубили ему голову штыковой лопатой. Далее пошли расправы над другими непокорными бомжами. Беня, хвастаясь, показывал своим барышням-бомжихам трупы убитых. Беню и его банду поймали и дали большие сроки. Дело резонансное было, в газетах писали.

Дмитрий Хмелевской:

Аббревиатуру БОМЖ ввели в Совке в милицейских протоколах в 1972-м году. Вот и делайте выводы, были у нас бездомные или нет.

Любов Гаврилівна:

В протоколах значилось: «Без определенного места жительства и рода занятий».

Виктор Иокиранта:

Нищие, «нищие» и БОМЖи - разные категории. БОМЖи - это бездомные.

Alex Syd (Киев, 1960е-1970е):

В середине 1960х - начале 1970х в Киеве полно было безногих на самодельных колясках на подшипниках. Печальное зрелище после войны.

Анастасия Куликова:

Видела нищих с протянутой рукой. Если это был пожилой или больной, мама подавала. Про "Мадонну" с младенцем сказала "пусть идёт работать". Но это уже был конец 1980-х, не знаю, что раньше было.

Viktor Belkin (Якутия, середина 1980х):

Я работал в этих структурах в 1980е. Это был ужас! Было в милиции подразделение под названием «приемник-распределитель», которое и занималось искоренением такого явления, как «бомжи». Всех их (бомжей) объединяла формулировка «Без определенного места жительства». Примерно десятая часть из них были женщины, и столько же дети, беспризорники. Остальные были мужики. Проработал я там около года. В камерах постоянно находилось 20-30 человек. Вылавливали их, в зависимости от времени года, зимой – по теплотрассам, котельным, подвалам, чердакам, летом – проводили рейды по общежитиям, и «балкАм», как тут уже кто-то упоминал. Народ был разношерстный. Очень много было освободившихся, которые никому не нужны, ни на «Материке» (т.н. Большая Земля, европейская часть СССР), ни на Севере, ни семьям, ни родственникам. Они совершали мелкие (а иногда и крупные) преступления, им давали небольшой срок, и они возвращались в зону. И так без конца.

Другие скрывались на Севере от каких-нибудь правонарушений, совершенных на Материке. Много скрывающихся от алиментов. Были и порядочные люди, которые по каким-то причинам, потеряли работу и жилье. А уехать домой, на Материк, у них просто не было денег. Приемник-распределитель как раз и занимался трудоустройством таких людей. Такой своеобразный центр занятости :)

Некоторым людям удавалось найти работу и жилье (общежитие). Но в основном люди устраивались для вида, но потом опять бросали работу и начинали бродяжничать. Видимо, это у них в крови, такая философия свободы и романтики. Но жить-то за счет чего-то нужно, вот и подворовывали, поэтому относились к опасным элементам, потенциальным преступникам. Именно за такое поведение их и старались изолировать. Это так, вкратце, чтобы люди имели представление.

Сергей Л. Зверев (Москва, 1976):

В третьем классе ходили в детскую библиотеку мимо церкви. Помню, как меня пугали стоявшие там бородатые старики с красными глазами. И думал: откуда в самой лучшей, социалистической стране нищие?

Александр Неручек:

На Макеевском металлургическом заводе жило много БОМЖей. Там и зимой можно было найти теплое место. Их называли еще туннельщиками.

Виталий Новак (Москва, 1989):

1989-й год, мы с классом едем на экскурсию в Петрозаводск через Москву, и зашли вчетвером в пельменную. Подходит мужичок и говорит: "Если Вы не доедите, можно я доем?" Знаете, меня это так поразило. Я с Херсона и никогда такого не видел.

Pavel Raysin (Казань, 1978):

В Москве их убирала с глаз долой милиция, а стоило отъехать... Впервые увидел смертельно голодного в Казани на вокзале. Я взял в буфете кофе и пристроился доесть свою командировочную курицу и вареные яйца. Увидел худого человека, который глядел на мою еду как зачарованный. Я только кивнул ему, он сразу налетел, сгреб всю газету и убежал. Куда я попал, думаю...

Юрий Ряснянский:

Многие бездомные жили на свалках.

Виктор Иокиранта (Урал, 1960е-1970е):

У нас на Урале в 1960-е и 1970-е годы бездомные не могли жить нигде долго. Советские граждане их выдавали милиции, потому что опасались краж. Из помоек, свалок в СССР нельзя было прокормиться, и бездомные крали из сараев, погребов съестное. А люди сами не имели лишнего. Легче было донести. БОМЖи поэтому прятались очень тщательно, не всем им хотелось обратно в тюрьму.

Юрий Ряснянский:

В южных городах со свалок жить было можно. И на свалке можно было жить. Жилище делали из старых шкафов, подвал или полуподвал, сверху присыпали мусором. Собирали бутылки, цвет. металл и т.д.

Виктор Иокиранта (Урал):

У нас такое лишь в 1990-е годы началось. На свалках выросли посёлки из БОМЖей, они уже не боялись, что посадят. А в советское время ничего путного на мусорках не было, всё использовалось жителями, годного ничего не выбрасывалось.

Сергей Плясунов:

Я в раннем детстве жил в небольшом городке и видел, что семьи некоторых моих одноклассников просто недоедают.

Леонид Каверин:

Был документальный фильм про площадь трех вокзалов в Москве (вот где "бомжовский город".) Один из них сказал, что тусуется там с 1978 г.

Татьяна Литвинова (Пятигорск):

Из советского детства помню: в переулочке на подходе к рынку сидели люди, которые просили милостыню. Да, они были.

Matainov Ruslan:

«БИЧ» - «бывший интеллигентный человек», так назывались спившиеся люди-бродяги в СССР. Само явление «бичей» началось в 1960-70-е годы. В те времена самая большая зарплата (начиная от 500-1000 руб.) была у тех, кто работал в северных широтах СССР. Даже цены на ценниках с продуктами указывались в поясах: банка килек для 3 пояса (т.е. для Севера) 45-50 коп., а для 1 или 2 пояса - 20 коп. (для средней и южной полосы). Сотни тысяч образованных людей стремились уехать на заработки на север СССР (золотодобытчики, геологи, нефтяники, капитаны дальнего плавания и др.) Зарабатывая огромную по советским меркам зарплату, большинство этих людей спивалось, далее их из-за алкоголизма увольняли с работы. Спившиеся, потерявшие здоровье на Севере, они как саранча расползались по южным городам СССР. Потому их и называли «бичами» («бичуганы»,«бичары», «бичухи» - ж.р.,).

Игорь Фенютин:

Спивалось явно не большинство. А среди бродяг-бомжей советской эпохи большинство о "северАх" и не слыхивало.

Jaugen Keppul:

Да, и само слово "бич" было характерно не для южных районов, а как раз для "отдаленных районов Севера и Сибири".

Виктор Иокиранта:

БОМЖ и БИЧ разные вещи. Бич обязательно работал где-то сезонно в глухих местах. А БОМЖ не работал, как правило.

Alexander Shatravka (Ханто-Мансийский окр., 1979-1982):

Я в Ханто-Мансийском округе в тайге работал 1979-82 на добыче сосновой смолы. В сезон за 4 месяца можно было заработать больше двух тысяч. Публика была очень интересная, от бывших дипломатов до летчиков испытателей, потеряв работы из-за любви к спиртному. На лето они сами от себя бежали в тайгу на работу, где не было водки. На зиму они выходили в поселок, пропивали быстро деньги и бичевали до начала следующего сезона.

Игорь Фенютин:

Вполне возможно. Только думаю, что в основном они придумывали себе биографии. Документов они явно не предъявляли. И сами верили своим сказкам.

Alexander Shatravka:

Когда с этими людьми работаешь месяцами, то многое узнаешь о них с их рассказов, или с кем они уже бичуют много лет, а также от начальников химподсочки, который связан с отделом кадров. Да и по разговору можно отличить пьяницу с интересной историей, от местных пьянчуг.

Tetiana Znamenska (Мурманская обл., конец 1980х):

О бичах узнала только на Севере (Мурманская область), когда жила там в конце 1980-х. Там бичами называли бывших зеков. Пили умеренно, под кустами не валялись. Бомжей же не было видно вообще: северный климат не способствует этим явлениям. Мама рассказывала, что больше всего алкоголиков она видела в Ленинграде 1960-х и в ее родном Бердянске. Что касается последнего - была там пару лет назад, думаю, что со времен совка ситуация сильно усугубилась... Так что главное не география, а контингент.

Евгений Правдин:

Спивались от условий жизни, климата и легких денег, конечно.

Yevgeniy Teplukhin:

Спаивались от того, что были свиньями и хотели бухать.

Евгений Правдин:

9 месяцев в году зима, полярная ночь, бытовые условия никакие, денег полно, а тратить некуда. Вокруг все бухают, тут мало кто удержится, а дальше покатилось. Сначала каждый день, потом увеличение дозы, потом похмелье, потом зависимость и распад личности. Цель - выпить, не каждый может годами себя контролировать, а стать алкоголиком очень легко, как и наркоманом.

Friedrich Grischkowski:

От безнадёги спивались многие...

Нина Симкина:

Знакома с людьми, которые в советское время ездили из Москвы на Север и потом на заработанные деньги покупали кооперативные квартиры.

Vasile Pascari:

Я работал на золотых приисках и знаю не по наслышке, кто такие бичи. Многие старатели не уезжали на материк по разным причинам, то ли в запой, или новости плохие из дома. Некоторые в новый сезон возвращались на работу, и их называли будущий интеллигентный человек.

Елена Маркова (Норильск):

Нас пугали в детстве бичами. Не лазайте в подвалы, когда гуляете, там бичи живут. Кто такие бичи, взрослые не объясняли, поэтому для меня это был некий вариант бабайки из сказки.


Кнопка
или

Tags: СССР, история, коммунизм, мерзости советской жизни, общество
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal